Меню Рубрики

Ответственность работодателя за вред причиненный его работником

Е.А. ШЕЛЕНКОВА, практикующий юрист, специалист по вопросам налогового и административного права;
С.Н. ШЕЛЕНКОВ, руководитель юридической группы ЗАО КГ «Экон-Профи»

В определенных случаях за действия работника, нарушившего законодательство, отвечают должностные лица или сама организация. Причем причиненные работником убытки могут достигать значительных размеров. Самый распространенный случай — неприменение продавцом ККТ при реализации товара (работ или услуг). Какие иные случаи ответственности работодателя встречаются на практике? Можно ли такую ответственность свести к минимуму или избежать ее? Ответы на эти и другие вопросы — в нашей статье.

Ответственность работодателя за вред, причиненный работником третьим лицам, установлена ст. 1068 ГК РФ. Здесь сказано, что организация или индивидуальный предприниматель обязаны возместить вред, причиненный сотрудником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В данном случае работниками считаются как люди, принятые по трудовому договору, так и те, кто выполняет работу по гражданско-правовому договору (ст. 1068 ГК РФ).

При возникновении судебного спора ответчиком по таким делам является субъект ответственности (работодатель), а работник — как непосредственный причинитель вреда — привлекается в качестве третьего лица.

Обратите внимание: работодатель будет нести ответственность даже в том случае, если на момент нанесения вреда третьему лицу у него отсутствовали договорные отношения с человеком, которого он привлекал для выполнения работ.

Так, в одном деле довод истца о том, что продавец, реализовавший товар без применения ККМ, не имеет никакого отношения к индивидуальному предпринимателю, не смог послужить основанием для освобождения последнего от ответственности. Ведь в соответствии со ст. 18 Кодекса законов о труде РФ 1 фактическое допущение к работе считается заключением трудового соглашения. Факт допущения до работы в торговой точке установлен судом и подтверждается материалами дела (постановление ФАС МО от 14.10.1998 N КА- А40/2509-98).

Судом было рассмотрено и другое аналогичное дело.

В ходе проверки контролерами было установлено, что при оказании услуги по пайке цепочки ювелир не применил ККТ,не выдал чек или бланк строгой отчетности. Указанное нарушение зафиксировано ревизорами в акте проверки и протоколе об административном правонарушении. По итогам рассмотрения материалов проверки налоговая инспекция вынесла постановление о привлечении компанииработодателя к ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ в виде 30 тыс. руб. штрафа.

В кассационной жалобе фирма указала, что на момент проверки ювелир не являлся ее работником. Но эти доводы суд отклонил по следующему основанию. При проведении проверки ювелир непосредственно оказал услугу по пайке цепочки по адресу мастерской, принадлежащей работодателю.

А если человек приступил к работе с ведома или по поручению работодателя, то независимо от оформления трудового договора в письменной форме договор считается заключенным (ст. 67 ТК РФ). Поэтому судебные инстанции пришли к выводу, что ювелир являлся работником общества (постановление СКО от 21.04.2008 N Ф08-1936/2008-704А).

Работодатель несет ответственность за действия работника, даже если вред был причинен в нерабочий день (конечно, если в этот день человек выполнял трудовые обязанности). ООО «Восход» обратилось в суд с иском к ООО «УМ-6» о взыскании ущерба, причиненного действиями работника-водителя «УМ-6» при погрузо-разгрузочных работах с использованием принадлежащего ответчику автокрана. В судебном заседании было установлено, что, несмотря на то что водитель — работник ответчика, он не исполнял свои трудовые обязанности (был выходной день). Водитель выполнял работы по заданию истца, поэтому ответчик заявил встречный иск о причиненном автокрану ущербе. В первой инстанции был удовлетворен первоначальный иск, но в постановлении апелляционной инстанции в первоначальном иске истцу было отказано и был удовлетворен встречный. Постановлением ФАС СЗО от 21.11.2003 N А56-31151/02 решение и постановление были отменены и дело направлено на новое рассмо- трение 2 .

При этом ФАС СЗО указал, что крановщик находился в трудовых отношениях с ООО «УМ-6» и по его заданию выполнял работу в ООО «Восход». То обстоятельство, что это был выходной день, не имеет решающего значения, поскольку и в этом случае работник исполнял трудовую функцию.
Помимо перечисленных выше условий, компания (предприниматель) будет нести ответственность за действия своего работника только в случае, если установлен состав правонарушения (гл. 59 ГК РФ). В него включаются:
— наступление вреда, его характер и размер;
— противоправность поведения причинителя вреда;
— причинная связь между двумя первыми элементами;
— вина причинителя вреда.

Суд может отказать в удовлетворении требований заявителя при недоказанности всей совокупности перечисленных условий. Например, при недоказанности причинной связи между действиями работника и наступившими последствиями отсутствуют основания и для взыскания убытков с организацииработодателя. Такие выводы следуют из постановления ФАС СКО от 02.11.2005 N Ф08-5099/05. Суть дела такова. Водитель — работник общества повредил ворота завода автомашиной «КамАЗ». Завод обратился в суд с иском к обществу о возмещении вреда. В судебном заседании истцом не были представлены доказательства, свидетельствующие, что ворота вышли из строя именно в результате наезда на них автомашины «КамАЗ». В результате ущерб с работодателя взыскан не был.

Аналогичные примеры судебных решений можно встретить в постановлениях ФАС ДО от 23.06.2008 N Ф03-А73/08- 1/1660, от 27.02.2008 N Ф03-А73/07-1/6465; ФАС ВВО от 02.05.2007 N А38-3004-18/238-2006; определении ВАС РФ от 08.05.2007 N 5111/07 и др.

При рассмотрении таких исков суд обязан учесть грубую неосторожность самого потерпевшего, если таковая имелась (п. 2 ст. 1083 ГК). А вот имущественное положение работника — причинителя вреда значения не имеет, поскольку ответственность за его действия несет работодатель. При этом работодатель, возместивший вред третьему лицу, имеет право переложения собственных убытков по регрессному требованию на своего работника (ч. 1 ст. 1081 ГК РФ). На практике наиболее распространенные случаи, когда работодатель несет ответственность за действия сотрудника, — это неприменение ККТ и дорожно-транспортные происшествия. Поэтому остановимся на них подробнее.

Как известно, организации и индивидуальные предприниматели, принимающие в оплату своих товаров (работ, услуг) наличные деньги и платежные банковские карты, обязаны применять ККТ (ст. 2 Федерального закона от 22.05.2003 N 54-ФЗ «О применении контрольно-кассовой техники при осуществлении наличных денежных расчетов и (или) расчетов с использованием платежных карт», далее — Закон о ККТ).

Обязанность кассиров-операционистов или продавцов применять ККТ Законом о ККТ не установлена. Эта обязанность на них возлагается на основании трудового договора.

Выявив факт неприменения ККТ, налоговики составляют протокол об административном правонарушении и выносят постановление о привлечении виновного к ответственности. Размер штрафных санкций по данной статье составляет:
для граждан (кассира-операциониста) — от 1500 до 2000 руб.;
для должностных лиц (предпринимателей, см. прим. к ст. 2.4 КоАП РФ) — от 3000 до 4000 руб.;
для юридических лиц — от 30 000 до 40 000 руб. Конкретная сумма штрафа определяется контролерами. Оштрафовав фирму, ревизоры могут привлечь к ответственности и ее работника.

Право наказывать за неприменение кассового аппарата (по статье 14.5 КоАП РФ) предоставлено налоговым инспекторам (ст. 23.5 КоАП РФ, ст. 7 Закона о ККТ).

В законе о ККТ сказано, что налоговые структуры «проводят проверки выдачи организациями и индивидуальными предпринимателями кассовых чеков». То есть невыдача чека покупателю — это неприменение ККТ.

Кроме того, согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 31.07.2003 N 16 под неприменением кассовой машины понимается:
— использование машин, не зарегистрированных в налоговых инспекциях;
— использование машины, не включенной в Государственный реестр;
— использование ККМ без фискальной памяти, с фискальной памятью в нефискальном режиме или с вышедшим из строя блоком фискальной памяти;
— применение ККМ, у которой пломба отсутствует либо повреждена;
— пробитие чека ККМ с указанием суммы менее той, которая уплачена покупателем (клиентом).

Практика показывает, что в данной ситуации работодатель- организация всегда несет ответственность за действия своего работника (постановления ВАС РФ от 28.06.2005 N 480/05; ФАС ЗСО от 22.04.2008 N Ф04-2557/2008 (4003-А70-3); ФАС МО от 14.04.2008 N КА-А41/2550-08; ФАС СКО от 04.06.2008 N Ф08-3017/08; ФАС ЦО от 26.06.2008 N А62-4372/2007, от 26.06.2008 N А68-10134/07-2/8 и проч.).

Арбитры подчеркивают, что все торговые операции, ведущиеся в торговой точке, следует рассматривать как осуществляемые от имени организации. Это в полной мере согласуется с позицией ВАС РФ, данной в определении от 08.11.2007 N 8467/07: «неприменение юридическим лицом ККТ вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от административной ответственности по ст. 14.5 КоАП РФ».

Таким образом, вина юридического лица как субъекта административных правоотношений определяется виной продавца. Казалось бы, КоАП РФ все же дает некоторую лазейку работодателям-организациям. Обратимся к п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ. Здесь сказано, что «юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что… данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их (правил и норм. — Ред.) соблюдению». Получается, если выяснится, что все зависящие меры были приняты, ответственности можно избежать. Однако на практике доказать это бывает практически невозможно.

Кассир фирмы не пробила кассовый чек. Рассмотрев иск компании к оштрафовавшей ее инспекции, суд апелляционной инстанции указал, что вина фирмы в совершении правонарушения, предусмотренного ст. 14.5 КоАП РФ, отсутствует.

Ведь компания приняла все необходимые меры для соблюдения продавцом-кассиром Закона о ККТ. А именно: в торговой точке имелась зарегистрированная в налоговой исправная ККМ; продавец при заключении трудового договора была ознакомлена с должностной инструкцией, где указано, что продавец должен выполнять денежные расчеты с населением только с применением ККМ. Однако ФАС ЗСО (постановление ФАС ЗСО от 01.11.2007 N Ф04-7158/2007(39850-А45-3)) встал на сторону инспекции. При этом федеральный суд согласился с судом первой инстанции, который указал, что «неприменение юридическим лицом ККТ… вследствие ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей его работником не является обстоятельством, освобождающим само юридическое лицо от ответственности за административное правонарушение по ст. 14.5 КоАП РФ».

Аналогичные решения были приняты судьями в постановлениях ФАС ЗСО от 03.07.2008 N Ф04-4071/2008 (7598-А46- 32), от 27.03.2008 N Ф04-2148/2008(2927-А27-32). Другое дело — индивидуальные предприниматели. Ответственность ПБОЮЛ (ст. 2.2 КоАП РФ) наступит только в том случае, если будет доказано наличие его вины (умысел или неосторожность). Таким образом, предприниматель-работодатель понесет ответственность, если будет установлено, что он не обеспечил выполнение правил применения ККТ конкретным работником, действующим от его имени при расчетах с покупателями.

Арбитражная практика изобилует примерами, когда суды освобождали предпринимателей от ответственности за неприменение ККТ, если ПБОЮЛ удавалось доказать, что их вина отсутствует (постановления Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 N 16234/06; ФАС УО от 15.07.2008 N Ф09-4992/08- С1, от 25.03.2008 N Ф09-1842/08-С1; ФАС ЦО от 17.01.2008 N А64-2541/07-15, от 14.01.2008 N А64-2540/07-15; ФАС ДО от 21.07.2004 N Ф03-А73/04-2/1684 и др.).

Вот один из этих примеров.

В магазине, принадлежащем предпринимателю, имелась зарегистрированная в налоговой инспекции ККМ, с продавцом были заключены трудовой договор и договор о полной материальной ответственности, продавец была ознакомлена с должностной инструкцией.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу, что инспекция не доказала вину предпринимателя. В результате ФАС УО освободил последнего от ответственности (постановление ФАС УО от 25.03.2008 N Ф09-1842/08-С1).

Если ответственности за неприменение ККТ не удается избежать, то ее можно смягчить. Основания для смягчения ответственности перечислены в ч. 1 ст. 4.2 КоАП РФ. Кроме того, арбитражный суд может признать смягчающими обстоятельства, не указанные в КоАП РФ (ч. 2 ст. 4.2 КоАП РФ). Например, суд может учесть тот факт, что нарушение зафиксировано контролерами впервые, и уменьшить размер штрафа (постановление ФАС СЗО от 07.05.2007 N А56-11958/2006).

К иным смягчающим обстоятельствам, учитываемым как судьями, так и налоговиками, относятся: неумышленный характер действий продавца, непродолжительность его нахождения на работе, а также низкий размер дохода от предпринимательской деятельности (постановления ФАС УО от 09.07.2007 N Ф09-5099/07-С1; ФАС СКО от 26.12.2007 N Ф08-8536/07- 3211А).

Причем суд может признать эти обстоятельства в качестве смягчающих независимо от того, ходатайствовал ли заявитель об их учете на стадии рассмотрения дела административным органом. Однако следует иметь в виду, что размер штрафа не может быть установлен ниже предела, предусмотренного ст. 14.5 КоАП. Если контролерами назначен минимальный размер штрафа, то у суда не будет оснований для его снижения (постановление ФАС СКО от 28.06.2005 N Ф08-2768/05- 1124А).

Статьей 2.9 КоАП РФ предусмотрена возможность освобождения лица, совершившего административное правонару- шение, от ответственности при его малозначительности. Тогда штрафа не будет вовсе, а проверяющие ограничатся лишь устным замечанием. Малозначительность деяния определяется судом исходя из степени общественной опасности правонарушения и характера вины правонарушителя (постановления ФАС СЗО от 30.07.2008 N А52-529/2008; ФАС ЦО от 19.06.2008 N А09- 8008/07-22; ФАС ВВО от 11.06.2008 N А11-11130/2007-К2- 28/105/17). При этом небольшая сумма продажи не свидетельствует о малозначительности правонарушения (постановление Президиума ВАС РФ от 17.05.2005 N 391/05).

Рассмотрим еще одну категорию дел — когда к ответственности привлекают фирму за действия работника при совершении ДТП. Потерпевшая в ДТП сторона обращается с иском в суд в случае отказа причинителя вреда возместить ущерб в добровольном порядке. Сумму причиненного вреда истец устанавливает самостоятельно, в противном случае в иске ему судом будет отказано (постановление ФАС СЗО от 17.06.2008 N А56-3993/2007). Причем работодатель возмещает ущерб и в том случае, если работник причинил вред третьему лицу случайно (по неосторожности). Возможны две ситуации:
— транспортное средство принадлежит организации;
— транспортное средство принадлежит работнику.

В каком из этих случаев работодатель будет возмещать вред, причиненный его работником? Согласно ч. 1 ст. 1079 ГК РФ именно владельцы источников повышенной опасности (юридические лица и граждане) обязаны возместить вред, причиненный таким источником, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Стало быть, компания будет нести ответственность за ДТП, совершенное работником, в том случае, если именно она является владельцем автомобиля (постановление ФАС СЗО от 17.06.2008 N А56-3993/2007). Если же машина принадлежит сотруднику, то отвечать будет он.

Более того, если речь идет об арендованных автомобилях, то ответственность за ДТП несет арендодатель (ст. 640 ГК РФ). Даже в том случае, если водитель выполнял поручение арендатора. Пример подобного судебного решения — постановление ФАС СЗО от 10.06.2008 N А05-8990/2007. Суд частично взыскал с ЗАО ущерб, причиненный предпринимателю в ДТП, указав, что лицом, ответственным за убытки в имуществе предпринимателя, считается именно ЗАО. Последнее выступало в роли арендодателя по договору аренды транспортного средства с экипажем, на основании которого автомобиль был передан в аренду ООО. Однако грубая неосторожность самого предпринимателя, содействовавшая увеличению вреда, является основанием для уменьшения размера возмещения. Подчеркнем: из буквального толкования нормы ст. 1068 ГК РФ следует, что работодатель обязан возместить вред, причиненный сотрудником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Читайте также:  Как выйти на пенсию в 50 лет мужчине

Получается, если ДТП произошло, когда работник использовал автомобиль в личных целях, работодатель ответственности нести не будет. В постановлении ФАС ЦО от 30.11.2007 N А36-1030/2006 есть такая формулировка: «Поскольку ЗАО «А» не представило суду доказательств, свидетельствующих о том, что водитель в момент совершения ДТП находился не при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (использовал автомобиль в личных целях) либо неправомерно завладел автомобилем, судебные инстанции пришли к обоснованному выводу о правомерности заявленного истцом требования».

В данном деле истец как раз требовал от ЗАО возместить ущерб. Значит, если бы фирма представила доказательства, что водитель использовал машину в личных целях, требования истца суд счел бы неправомерными. В подобных делах суды настаивают на том, что истец должен доказать:
— наличие и размер вреда;
— причинно-следственную связь между возникшим вредом и действиями причинителя вреда;
— реальность упущенной выгоды.

Например, истец при рассмотрении дела в суде не доказал наличие причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникшими у него убытками. Доказательства, объективно подтверждающие, что в заявленный промежуток времени невозможность движения троллейбусов была обусловлена именно указанным ДТП, в деле отсутствовали. Поэтому суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении заявленных истцом требований о взыскании убытков, причиненных простоем троллейбусов в результате ДТП, произошедшего по вине водителя общества-ответчика (постановление ФАС УО от 24.04.2008 N Ф09-2652/08-С4).

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично (п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ), если будет доказано, что к ДТП привела грубая неосторожность самого истца.

Например, в спорном случае суд указал, что ответчик не может нести перед истцом ответственность в полном объеме, поскольку факту совершения ДТП способствовала также грубая неосторожность самого истца, которая выразилась в нарушении водителем Правил дорожного движения РФ. А поскольку грубая неосторожность самого потерпевшего, которая содействовала возникновению (увеличению) вреда, является основанием для уменьшения размера возмещения (п. 2 ст. 1083 ГК РФ), суд снизил сумму подлежащих возмещению потерпевшему убытков на 50% (постановление ФАС СЗО от 10.06.2008 N А05-8990/2007).

Если организация застраховала свою ответственность по ОСАГО или заключила договор добровольного страхования, то ущерб пострадавшим — третьим лицам погасит страховая компания. Но это не исключает погашения ущерба и организацией — собственником транспортного средства. В том случае, когда страхового возмещения не хватает, чтобы полностью возместить причиненный вред, фирма-страхователь возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба согласно ст. 1072 ГК РФ (постановление ФАС МО от 17.09.2007 N КГ-А41/8003-07).

В ряде случаев страховая компания может подать регрессный иск к фирме-ответчику. Например, если будет доказано, что:
— имелся умысел водителя на причинение вреда жизни или здоровью потерпевшего;
— вред был причинен при управлении транспортным средством в состоянии алкогольного или наркотического опьянения;
— водитель был лишен водительских прав;
— водитель скрылся с места ДТП;
— водитель не был включен в договор ОСАГО в качестве лица, допущенного к управлению транспортным средством;
— страховой случай наступил при использовании автомобиля в период, не предусмотренный договором обязательного страхования.

Приведем пример. При рассмотрении дела страховщик, ссылаясь на то, что страховой случай наступил, когда водитель находился в состоянии алкогольного опьянения, к тому же скрылся с места ДТП, обратился в арбитражный суд с иском к организации-страхователю, владельцу автомобиля. Данный факт ответчиком не оспаривался, поэтому суд постановил возложить обязанность по возмещению вреда, причиненного в результате ДТП, на ответчика как на работодателя, владеющего транспортным средством на праве собственности (постановления ФАС ЦО от 05.12.2007 N А62-273/2007, от 30.11.2007 N А36-1030/2006).

_______________
1 Трудовым кодексом РФ от 30.12.2001 N 197-ФЗ этот кодекс признан утратившим силу с 01.02.2002. Аналогичная норма содержится в ст. 67 ТК РФ.

2 Авторы статьи не располагают информацией, в чью пользу закончилось рассмотрение данного дела.

Журнал «Арбитражное правосудие в России» N 10/2008, Е.А. ШЕЛЕНКОВА, практикующий юрист, специалист по вопросам налогового и административного права; С.Н. ШЕЛЕНКОВ, руководитель юридической группы ЗАО КГ «Экон-Профи»

источник

1. Юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей главой, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

2. Хозяйственные товарищества и производственные кооперативы возмещают вред, причиненный их участниками (членами) при осуществлении последними предпринимательской, производственной или иной деятельности товарищества или кооператива.

1. Комментируемая статья устанавливает особенности ответственности за другое лицо, причинившее вред, а именно:

— работодателя за действия работников;

— заказчиков и других лиц на основании гражданско-правового договора за лиц, действовавших по их заданию и под их контролем;

— полных товариществ, товариществ на вере, производственных кооперативов за их участников при осуществлении ими деятельности товарищества или кооператива.

Положения настоящей статьи не означают, что в трудовых отношениях к работникам приравниваются лица, с которыми заключен гражданско-правовой договор. Как отмечается в ч. 4 ст. 11 ТК РФ, в тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Трудовое законодательство и иные акты, содержащие нормы трудового права, не распространяются на лиц, работающих на основании договоров гражданско-правового характера (если в установленном ТК РФ порядке они одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей). Наличие фактических трудовых отношений может быть установлено судом.

Положение абз. 1 п. 1 настоящей статьи распространяется не только на постоянных работников данной организации, но также и на временных (на основании срочного трудового договора), совместителей или внештатных работников, т.е. на всех лиц, с которыми заключен трудовой договор либо которые на основании фактического допущения приступили к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен (ст. 16 ТК).

Работник в момент причинения вреда должен находиться при исполнении своих трудовых обязанностей, обусловленных трудовым договором. Трудовые (служебные, должностные) обязанности работника определяются в трудовом договоре, согласно которому работник обязуется выполнять работу по определенной специальности, квалификации, профессии, должности, конкретного вида, с подчинением внутреннему трудовому распорядку.

В качестве работодателя согласно ст. 20 ТК РФ может выступать физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником. В случаях, предусмотренных федеральными законами, в качестве работодателя может выступать иной субъект, наделенный правом заключать трудовые договоры. В качестве работодателей — физических лиц выступают физические лица, зарегистрированные в установленном порядке в качестве индивидуальных предпринимателей и осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, а также частные нотариусы, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты, и иные лица, чья профессиональная деятельность в соответствии с федеральными законами подлежит государственной регистрации и (или) лицензированию, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления указанной деятельности. Физические лица, осуществляющие в нарушение требований федеральных законов указанную деятельность без государственной регистрации и (или) лицензирования, вступившие в трудовые отношения с работниками в целях осуществления этой деятельности, не освобождаются от исполнения обязанностей, возложенных на работодателей — индивидуальных предпринимателей. Кроме того, в качестве работодателей выступают физические лица, вступающие в трудовые отношения с работниками в целях личного обслуживания и помощи по ведению домашнего хозяйства и не являющиеся индивидуальными предпринимателями.

Если работником вред был причинен при исполнении своих должностных обязанностей юридическому лицу, не являющемуся его работодателем, например при выполнении договорных обязательств между хозяйствующими субъектами, то вред возмещает юридическое лицо, являющееся работодателем работника.

Если вред причинен работником в нерабочее время, не при выполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то нормы комментируемой статьи не подлежат применению, что подтверждается и судебной практикой .

———————————
Определение ВАС РФ от 7 ноября 2007 г. N 14802/07 по делу N А65-38932/2005-СГ3-12. Исходя из положений ч. 1 ст. 1068 ГК РФ возложение ответственности на юридическое лицо за действия своего работника возможно в том случае, если работник причинил вред при исполнении трудовых обязанностей и имелись общие условия ответственности за вред, предусмотренные ст. 1064 Гражданского кодекса РФ.

В том случае, если вред причинен работником другим работникам юридического лица, то на данные отношения также распространяются нормы комментируемой статьи, что подтверждается и судебной практикой. Так, согласно приговору суда причинитель вреда в момент причинения тяжкого вреда здоровью своего подчиненного, являясь командиром отделения, в котором служил потерпевший, руководил его работой в соответствии с должностными обязанностями. При таких условиях ответственность за вред, причиненный работником, должна нести войсковая часть, т.е. работодатель, где он состоял на военной службе.

———————————
Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов за 2001 год» // СПС «КонсультантПлюс».

В процессуальных отношениях работодатель выступает в качестве ответчика, а непосредственный причинитель вреда — в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика. Так, в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» отмечается, что в случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии с комментируемой статьей является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (ст. 43 ГПК).

———————————
Бюллетень Верховного Суда РФ. 2005. N 4.

В правоприменительной практике возникает конкуренция между нормами комментируемой статьи и ст. 1079 ГК РФ, и вопрос решается в пользу последней как специальной, устанавливающей ответственность владельца источника повышенной опасности независимо от вины. При этом не является самостоятельным владельцем и ответчиком по ст. 1079 ГК РФ лицо, управляющее чужим транспортным средством в силу исполнения трудовых или служебных обязанностей. В случае причинения вреда источником повышенной опасности за пределами служебных обязанностей, в нерабочее время, для личных нужд ответственность возлагается на работодателя, если тот не докажет, что транспортное средство выбыло из его владения в результате противоправных действий работника (п. 2 ст. 1079 ГК). При наличии вины работодателя в противоправном изъятии транспортного средства из его владения ответственность может быть возложена как на работодателя, так и на его работника — в долевом порядке.

3. Абзац 2 п. 1 комментируемой статьи распространяется также на лиц, которых связывают гражданско-правовые отношения, но при этом одно лицо действует по заданию и под контролем другого лица.

Возложение на хозяйственные товарищества (полные товарищества, товарищества на вере), производственные кооперативы ответственности за вред, причиненный их участниками (членами), объясняется тем, что их участники (члены) занимаются предпринимательской деятельностью от имени товарищества или кооператива в силу участия (членства). Данные отношения носят гражданско-правовой характер. При этом в отношении товариществ на вере целесообразно рассматривать распространение норм настоящей статьи лишь на полных товарищей, которые осуществляют управление деятельностью товарищества на вере (ст. ст. 72, 73, 84 ГК), а не на вкладчиков, правовое положение которых аналогично положению участников хозяйственных обществ. Полные товарищи в полном товариществе и товариществе на вере, а также члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества принадлежащим им имуществом (ст. ст. 69, 82, 107 ГК).

4. Несмотря на то что лица, указанные в настоящей статье, несут ответственность за вред, причиненный другими лицами, принцип вины, предусмотренный ст. 1064 ГК РФ, применяется и к данным правоотношениям с учетом п. 3 ст. 401 ГК РФ. Как отмечается в Определении Конституционного Суда РФ от 16 февраля 2006 г. N 12-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Полтавцевой Александры Петровны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации», положения комментируемой статьи не могут применяться вне системной взаимосвязи с его ст. 1064. Наличие вины — общий принцип юридической ответственности, исходя из которого в гражданском законодательстве установлены основания ответственности за причиненный вред. Так, ст. 1064 ГК РФ, регламентирующей общие основания ответственности за причинение вреда, предусмотрено, в частности, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, которое освобождается от такого возмещения, если докажет, что вред причинен не по его вине; возмещение вреда при отсутствии вины причинителя вреда может быть предусмотрено законом (п. п. 1 и 2 указанной статьи).

Вина названных физических лиц, если их действия совершались в пределах служебных (трудовых) обязанностей, рассматривается как вина самого юридического лица. Работодатель и иные лица, указанные в комментируемой статье, несут гражданскую (имущественную) ответственность за причинителей вреда при исполнении служебных обязанностей, вне зависимости от того, был ли данный причинитель вреда привлечен к уголовной, административной ответственности или нет.

Читайте также:  При продаже квартиры надо платить налог и сколько 2017 пенсионерам

5. Лица, возместившие вред, причиненный другим лицом, согласно п. 1 ст. 1081 ГК РФ имеют право обратного требования (регресса) к этому лицу в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом. Исковая давность по такому требованию начнет течь с момента выплаты юридическим лицом суммы возмещения вреда за своего работника.

Данное положение распространяется на требования о возмещении как материального, так и морального вреда. Возмещая моральный вред работнику, пострадавшему в результате несоблюдения требований охраны труда руководителем организации, работодатель вправе взыскать с последнего в порядке регресса выплаченные пострадавшему денежные средства в полном объеме. Если же вред причинен по вине другого работника, то он несет материальную ответственность перед работодателем в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами (ст. 241 ТК).

Лица, с которыми заключен трудовой договор, несут ответственность по нормам трудового законодательства. Глава 39 ТК РФ регулирует отношения, связанные с материальной ответственностью работника перед работодателем. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

6. Спорным является вопрос о применении норм о возмещении вреда в отношении требований о компенсации за нарушение исключительных прав в соответствии с п. 3 ст. 1252 ГК РФ, согласно которому в случаях, предусмотренных ГК РФ для отдельных видов результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, при нарушении исключительного права правообладатель вправе вместо возмещения убытков требовать от нарушителя выплаты компенсации за нарушение указанного права. Судебная практика исходит из того, что требование о взыскании компенсации за нарушение интеллектуальных прав не входит в категорию требований из причинения вреда. Так, Постановлением ФАС Уральского округа от 11 января 2007 г. N Ф09-11655/06-С6 по делу N А60-8461/06 довод о необоснованном неприменении ст. 1068 ГК РФ был отклонен, поскольку указанной правовой нормой регламентирован порядок возмещения юридическим лицом вреда, причиненного его работником, в то время как иск заявлен о взыскании компенсации за нарушение авторских прав. По нашему мнению, поскольку компенсация взыскивается вместо причиненных убытков, то оснований для отказа в применение норм настоящей статьи к данным правоотношениям нет.

7. В случае ликвидации юридического лица или прекращения деятельности индивидуального предпринимателя, когда не имелось возможности капитализировать платежи, права и обязанности по возмещению вреда прекращаются. При причинении вреда жизни или здоровью граждан видится целесообразным возложение обязанности по возмещению такого вреда на Фонд социального страхования.

источник

Этот случай регламентируется статьей 1069 ГК РФ. В качестве потерпевших в данном деликтном обязательстве могут выступать абсолютно все субъекты гражданского права. Субъектами ответственными за вред являются юридические лица, а также граждане предприниматели, при условии, что они либо являются причинителями вреда в силу закона за вред причиненный другими лицами, либо прямо в законе они названы в качестве причинителей вреда.

Согласно статье 1068 и 402 ГК РФ юридическое лицо или гражданин возмещает вред причиненный его работником при исполнении трудовых, служебных или должностных обязанностей.

Поскольку деятельность юридического лица это деятельность его работников то ответственность юридического лица наступает также в случаях если в действиях его участников или члена будут содержаться все 4 элемента гражданского правонарушения необходимые для наступления деликтной ответственности, то есть должно быть противоправность деяние, наличие вреда, причинная связь и вина. Для применения нормы статьи 1068 необходимы ещё два специальных условия:

a. Причинитель вреда, а именно работник, должен находиться с юридическим лицом или же с гражданином в трудовых, служебных или же должностных отношениях. При этом работником признается не только гражданин, который выполняет функции на основании трудового договора или же контракта, но и тот работник который выполняет работы по гражданскому договору, например, по договору подряда. При этом ответственность наступает при условии, что причинившие вред лица действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Среди юридических лиц особо выделены организации, которые осуществляют свою деятельность через своих участников или же членов без заключения с ними трудового договора или же контракта, то есть эти лица связаны корпоративными отношениями.

Участники или же члены таких юридических лиц выступают от их имени и поэтому данные юридические лица возмещают вред причиненный их участниками или же членами при осуществлении ими предпринимательской, производственной или же иной деятельностью товарищества или кооператива.

b. Работник, служащий или же член в момент причинения вреда исполнял свои трудовые или же членские обязанности, обусловленные трудовым, гражданско-правовым договором или же уставом юридического лица.

Работодатель несет ответственность даже если действия работника и выходили за пределы его обязанностей, но были поручены ему администрацией или вызывались неотложной производственной необходимостью.

Действиями юридического лица признаются не любые действия его работников, а только те которые они осуществляют в связи с исполнением ими своих трудовых или служебных обязанностей

Юридическое лицо или гражданин предприниматель вправе предъявить к виновному работнику регрессный иск (1081 ГК РФ), однако материальная ответственность работника перед своим работодателя, а именно возмещение ущерба будет регулироваться не ГК РФ, а ТК РФ. Возможны случаи, когда непосредственного причинителя вреда установить нельзя, то есть обычно это случаи когда вред является результатом коллективных действий. В таких случаях юридическое лицо выступает как единый причинитель вреда и все необходимые элементы правонарушения устанавливаются исключительно к коллективной деятельности. Например, вред причиняемый экологии.

Кроме данной нормы действует ряд актов, которые устанавливают коллективную ответственность юридических лиц: ФЗ о естественных монополиях от 19 июля 1995 года, ФЗ об использовании атомной энергии от 20 октября 1995, ФЗ об отходах производства и потребления т 24 июня 1998 года, Закон о СМИ от 27.12.1991, ФЗ о рекламе от 13.03.2006.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Часть третья утратила силу. — Федеральный закон от 30.06.2006 N 90-ФЗ.

Материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

Работодатель имеет право с учетом конкретных обстоятельств, при которых был причинен ущерб, полностью или частично отказаться от его взыскания с виновного работника. Собственник имущества организации может ограничить указанное право работодателя в случаях, предусмотренных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами организации.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Работники в возрасте до восемнадцати лет несут полную материальную ответственность лишь за умышленное причинение ущерба, за ущерб, причиненный в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения, а также за ущерб, причиненный в результате совершения преступления или административного проступка.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях:

1) когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей;

2) недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу;

3) умышленного причинения ущерба;

4) причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

5) причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда;

6) причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом;

7) разглашения сведений, составляющих охраняемую законом тайну (государственную, служебную, коммерческую или иную), в случаях, предусмотренных федеральными законами;

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

8) причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей.

Материальная ответственность в полном размере причиненного работодателю ущерба может быть установлена трудовым договором, заключаемым с заместителями руководителя организации, главным бухгалтером.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности (пункт 2 части первой статьи 243 настоящего Кодекса), то есть о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.

При совместном выполнении работниками отдельных видов работ, связанных с хранением, обработкой, продажей (отпуском), перевозкой, применением или иным использованием переданных им ценностей, когда невозможно разграничить ответственность каждого работника за причинение ущерба и заключить с ним договор о возмещении ущерба в полном размере, может вводиться коллективная (бригадная) материальная ответственность.

Письменный договор о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба заключается между работодателем и всеми членами коллектива (бригады).

По договору о коллективной (бригадной) материальной ответственности ценности вверяются заранее установленной группе лиц, на которую возлагается полная материальная ответственность за их недостачу. Для освобождения от материальной ответственности член коллектива (бригады) должен доказать отсутствие своей вины.

При добровольном возмещении ущерба степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется по соглашению между всеми членами коллектива (бригады) и работодателем. При взыскании ущерба в судебном порядке степень вины каждого члена коллектива (бригады) определяется судом.

Размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Федеральным законом может быть установлен особый порядок определения размера подлежащего возмещению ущерба, причиненного работодателю хищением, умышленной порчей, недостачей или утратой отдельных видов имущества и других ценностей, а также в тех случаях, когда фактический размер причиненного ущерба превышает его номинальный размер.

Статья 247. Обязанность работодателя устанавливать размер причиненного ему ущерба и причину его возникновения

До принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

(часть вторая в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

Работник и (или) его представитель имеют право знакомиться со всеми материалами проверки и обжаловать их в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Взыскание с виновного работника суммы причиненного ущерба, не превышающей среднего месячного заработка, производится по распоряжению работодателя. Распоряжение может быть сделано не позднее одного месяца со дня окончательного установления работодателем размера причиненного работником ущерба.

Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

При несоблюдении работодателем установленного порядка взыскания ущерба работник имеет право обжаловать действия работодателя в суд.

Работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. По соглашению сторон трудового договора допускается возмещение ущерба с рассрочкой платежа. В этом случае работник представляет работодателю письменное обязательство о возмещении ущерба с указанием конкретных сроков платежей. В случае увольнения работника, который дал письменное обязательство о добровольном возмещении ущерба, но отказался возместить указанный ущерб, непогашенная задолженность взыскивается в судебном порядке.

С согласия работодателя работник может передать ему для возмещения причиненного ущерба равноценное имущество или исправить поврежденное имущество.

Возмещение ущерба производится независимо от привлечения работника к дисциплинарной, административной или уголовной ответственности за действия или бездействие, которыми причинен ущерб работодателю.

(в ред. Федерального закона от 30.06.2006 N 90-ФЗ)

В случае увольнения без уважительных причин до истечения срока, обусловленного трудовым договором или соглашением об обучении за счет средств работодателя, работник обязан возместить затраты, понесенные работодателем на его обучение, исчисленные пропорционально фактически не отработанному после окончания обучения времени, если иное не предусмотрено трудовым договором или соглашением об обучении.

Статья 250. Снижение органом по рассмотрению трудовых споров размера ущерба, подлежащего взысканию с работника

Орган по рассмотрению трудовых споров может с учетом степени и формы вины, материального положения работника и других обстоятельств снизить размер ущерба, подлежащий взысканию с работника.

Снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не производится, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях.

Читайте также:  Как оформить разрешение на гладкоствольное оружие

источник

Семен Лопатин, Юрист Арбитражной практики

Эльвира Хасанова, Младший юрист Арбитражной практики

В обычной хозяйственной деятельности организации[1] нередко возникают обстоятельства, в которых вред причинен физическим лицом при исполнении своих должностных обязанностей. Например, это может быть вред от действий работника-водителя в результате ДТП (один из наиболее распространенных на практике видов причинения вреда), либо все еще новая для гражданских правоотношений в России ответственность за внезапное прерывание переговоров[2].

При этом законом предусмотрена ответственность юридического лица за вред, причиненный работником, осуществляющим свои непосредственные трудовые функции. Как правило, такой вред выражается в материальных потерях со стороны потерпевшего и взыскивается с компаний в судебном порядке, что обуславливает значительную роль судебной практики в данном вопросе. В настоящей статье проанализированы споры, рассмотренные арбитражными судами РФ, где сторонами выступали юридические лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. В данном случае крайне важным является то, что для целей возмещения работниками признаются не только граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), но также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Статья 1068 ГК РФ исходит из того, что действия работника, осуществляемые под контролем и по заданию работодателя, с точки зрения правоотношений воспринимаются как действия самого юридического лица. Данное допущение является логичным, так как юридическое лицо может осуществлять свою деятельность исключительно через работников, которых наделяет определенными трудовым договором (либо поручением) функциями. Соответственно, презюмируется, что в действиях работника проявляется воля юридического лица как работодателя. Иными словами, если работник, выполняя свои служебные обязанности, своими действиями допустил причинение вреда, то для потерпевшего такой вред будет причинен юридическим лицом.

Стоит учитывать, что ответственность работодателя не является безусловной. Из анализа судебной практики следует, что для наступления ответственности юридического лица в такой ситуации необходимо доказать ряд элементов, которые условно можно поделить следующим образом:

— обстоятельства, необходимые для возмещения убытков с работодателя (специальные обстоятельства);

— обстоятельства, необходимые для взыскания убытков (общие обстоятельства).

Исходя из этого, в предмет доказывания по делам о взыскании с работодателя убытков, причиненных действиями работников, входят установление факта наличия трудовых отношений и причинение вреда работником при исполнении им своих обязанностей или служебного задания (специальные обстоятельства). Помимо этого, лицу, взыскивающему ущерб, необходимо доказать наличие всех необходимых элементов для взыскания убытков: противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом, наличия и размера понесенных убытков (общие обстоятельства). Судебная практика по рассмотрению таких дел содержит определенные особенности, рассмотренные нами ниже.

Первый вопрос, на который необходимо обратить внимание — законодатель для целей статьи 1068 ГК РФ дал расширительное толкование понятию «работник». Так, работником считается не только лицо, с которым заключен трудовой договор, но и лицо, являющееся стороной гражданско-правового договора, при этом выполняющее задание заказчика. Ключевым фактором здесь является контроль юридического лица над выполнением производственных действий, выраженный либо в наличии трудового договора, либо гражданско-правового договора.

При рассмотрении таких дел в суде необходимо учитывать, что факт наличия трудовых или гражданско-правовых отношений между лицом, причинившим вред, и юридическим лицом должен устанавливаться надлежащими доказательствами – трудовым договором, копией трудовой книжки, штатным расписанием организации[3], информацией, полученной из Пенсионного Фонда РФ[4].

Как правило, такими документами истец не обладает. В таком случае, при отказе ответчика-работодателя предоставить необходимые документы истец может ходатайствовать перед судом об истребовании таких доказательств. Данное право предусмотрено процессуальным законодательством (статья 66 АПК РФ). При этом стоит обратить внимание, что в таком ходатайстве должны быть указаны причины невозможности получения доказательств ­– само отсутствие документов у истца не свидетельствует о невозможности их получения. Для уменьшения рисков отказа в удовлетворении ходатайства наиболее предпочтительным является предварительное направление запроса ответчику с просьбой предоставить такие документы. В случае отказа либо игнорирования такого запроса такая переписка должна быть приложена к ходатайству.

Если работник совершает правонарушение, ссылки на материалы административных или уголовных дел (например, на свидетельские показания или постановление по делу об административном правонарушении), как правило, не рассматриваются арбитражными судами в качестве доказательств наличия или отсутствия трудовых отношений для целей разрешения споров в соответствии со статьей 1068 ГК РФ[5]. При этом такие материалы могут выступать в качестве подтверждения иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания (например, противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом и пр.).

Фактически сложившиеся трудовые отношения

В некоторых случаях арбитражные суды и при отсутствии сведений о трудовых или гражданско-правовых правоотношениях признают, что между причинителем вреда и компанией, с которой взыскивается ущерб, сложились фактические трудовые отношения. Так, в деле о взыскании ущерба, причиненного автомобилю работником автомойки, суд установил, что трудовой или гражданско-правовой договор между юридическим лицом и работником заключен не был. Однако в материалах дела имелись доказательства того, что лицо, причинившее вред автомобилю, находилось в рабочее время на территории автомойки в форменной одежде, получало заработную плату на этой территории, получало указания от иных работников автомойки и фактически выполняло трудовые обязанности (то есть, оказывало услуги по мытью машин). Суд, установив эти обстоятельства, пришел к выводу о том, что трудовые отношения фактически сложились, а значит работодатель является ответственным за действия такого работника[6].

При оценке таких обстоятельств суды руководствуются частью 3 статьи 16 Трудового кодекса РФ, которой предусмотрено, что трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Например, суд установил, что между юридическим и физическим лицом был заключен договор подряда на выполнение работ, в соответствии с которым исполнитель «обязался выполнять по заданию и под контролем ответчика обусловленные договором обязанности, что в значительной степени соответствует определению понятия трудового договора». Суд указал, что отсутствие оформленных трудовых отношений между организацией и третьим лицом не является основанием для освобождения его от ответственности в виде возмещения ущерба, так как отношения, возникшие между ними, законом приравнены к трудовым отношениям[7]. Стоит отметить, что такие примеры для судебной практики все же являются достаточно редким явлением.

Ответственность организации при привлечении внешнего персонала

В судебной практике существуют также ситуации, когда вред причиняется работником, осуществляющем свои трудовые обязанности в соответствии с требованиями третьего лица – так называемый «аутстаффинг» или «секондмент». Например, юридическое лицо заключает договор с компанией, которое оказывает услуги по предоставлению персонала (чаще всего это специализированные кадровые агентства), и один из работников такой компании причиняет ущерб. В подобных случаях суды исследуют договор о предоставлении персонала между юридическими лицами и устанавливают, кто именно направляет работникам распоряжения о выполнении ими трудовых обязанностей[8]. Чаще всего суды взыскивают убытки с работодателя, то есть с организации, оказывающей услуги по предоставлению персонала[9], однако судебная практика по таким спорам пока не является сложившейся.

2. Должностные обязанности

Согласно позиции Верховного Суда РФ[10] причинение вреда должно быть прямо связано и сопряжено с действиями производственного или технического характера в их взаимосвязи с трудовыми или служебными обязанностями работника. Соответственно, на практике для разрешения споров о взыскании ущерба с работодателя суды сопоставляют действие работника, которое привело к причинению вреда, и его непосредственные должностные обязанности.

При этом арбитражные суды часто пользуются разъяснениями, данными судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении № 64-КГ14-1 от 14.03.2014, которое указывает, что «одним из условий ответственности работодателя является причинение вреда работником именно при исполнении им трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то есть вред причиняется не просто во время исполнения трудовых обязанностей, а в связи с их исполнением. К таким действиям относятся действия производственного (хозяйственного, технического) характера, совершение которых входит в круг трудовых обязанностей работника по трудовому договору или гражданско-правовому договору. Именно поэтому действия работника расцениваются как действия самого работодателя, который и отвечает за вред». Поэтому при рассмотрении дел о взыскании с работодателя ущерба, причиненного работником, судами исследуются непосредственные трудовые или служебные обязанности работника.

Рассмотрим пример из судебной практики. Так, в ситуации, когда вред шлагбауму был причинен охранником, находящимся на своем рабочем месте, однако манипуляции со шлагбаумом не входили в его рабочие обязанности, ответственность работодателя исключается. Как указал суд, «ни в служебных, ни в должностных обязанностях не прописана обязанность по эксплуатации и охране автоматического шлагбаума работниками ответчика. Доказательств того, что, опуская шлагбаум, охранник действовал по заданию ООО ЧОО «Лидер», материалы дела не содержат. Изложенное исключает возможность возложения на ООО ЧОО «Лидер» гражданско-правовой ответственности отсутствия вины последнего»[11].

На практике нередко встречаются ситуации, когда работник совершил правонарушение, повлекшее ущерб. В таком случае суды отказывают во взыскании ущерба с работодателя, поясняя следующее: «ввиду своего незаконного характера преступные действия работника по своей правовой сути не могут входить в круг его трудовых или служебных обязанностей и быть связаны с производственной необходимостью в связи с рабочим процессом. Преступление совершается работником вследствие преступного умысла, в корыстных целях, против воли и интересов работодателя и без его ведома. В связи с этим, в отсутствие признаков противоправного поведения самого работодателя на него не может быть возложена ответственность за причинение вреда его работниками»[12].

Взыскание ущерба является мерой гражданско-правовой ответственности. Поэтому суды, рассматривая дела о взыскании ущерба, требуют от лица, взыскивающего ущерб, доказывания определенных фактов, называемых составом убытков.

В соответствии со статьями 15, 1064 и 1068 ГК РФ по иску о возмещении вреда истец должен доказать следующие обстоятельства:

— противоправность поведения причинителя вреда,

— причинно-следственную связь между поведением причинителя вреда и возникшим вредом,

При этом в соответствии с положениями указанных статей ГК РФ требование о возмещении вреда может быть удовлетворено только при установлении совокупности всех указанных выше элементов ответственности. Отсутствие одного из элементов влечет отказ во взыскании возмещения за причиненный вред.

Таким образом, в делах о взыскании с работодателя вреда, причиненного работником, указанные элементы обязательно исследуются судом.

При рассмотрении таких дел особое внимание необходимо уделить наличию причинно-следственной связи, подтверждающей то, что именно действия работников компании причинили взыскиваемый ущерб. Как указано выше, зачастую с требованием о возмещении вреда обращаются после того, как в отношении работника возбуждено производство в связи с правонарушением. В таких случаях материалы административного или уголовного дела должны содержать вывод о том, что какими-либо действиями причинен ущерб. В случае, когда материалы дела не содержат такого явно выраженного подтверждения, во взыскании причиненного вреда с работодателя суды отказывают[13].

Таким образом, при взыскании в судебном порядке возмещения вреда с работодателя за действия работника суды обязательно исследуют факт наличия трудовых отношений между юридическим лицом и предполагаемым работником. При этом, обращаясь в суд, возможно также ссылаться на имеющиеся доказательства фактических трудовых отношений.

Также в таком судебном процессе обязательно исследуется факт того, входят ли действия, повлекшие причинение вреда, в трудовые обязанности работника или его непосредственное служебное задание. Помимо указанных «специальных требований», связанных с трудовыми отношениями, для успешного взыскания нужно доказать наличие всех элементов состава убытков.

Доказав указанные выше факты, можно добиться успешного взыскания ущерба, понесенного в связи с действиями работника компании.

Работодателям, в свою очередь, необходимо учитывать, что одним из способов снижения риска взыскания убытков за действия работников может выступить детальное оформление трудовых обязанностей (в договоре, в должностной инструкции или гражданско-правовом договоре), а также максимально эффективный контроль за деятельностью работников, особенно если его трудовые функции связаны с источниками повышенной опасности. В таком случае, если работник допустит какие-либо отступления от своих трудовых обязанностей, либо совершит действия, прямо не связанные с ними, то у работодателя будет возможность доказать, что он не должен нести ответственность за такие действия работника.

[1] В настоящей статье в качестве работодателя будут рассматриваться исключительно юридическое лица, хотя законодатель предусматривает ответственность, в том числе и для работодателей – физических лиц. [2] Ответственность за недобросовестное ведение переговоров предусмотрена статьей 434.1 ГК РФ. Хотя норма вступила в силу 01.06.2015 года, в настоящее время практика ее применения только формируется. При этом ВС РФ в Постановление Пленума от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» прямо указал на обязанность работодателя возместить вред, причиненный его работником. [3] Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 по делу № А40-148168/15 [4] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 31.10.2016 по делу № А11-11251/2015. [5] Постановление Шестого арбитражного апелляционного суда от 27.11.2015 по делу № А73-154/2015; постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.05.2015 по делу № А41-67303/14. [6] Постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 15.03.2013 по делу № А28-5806/2012. [7] Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29.02.2016 по делу № А60-33292/2015. [8] Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 11.12.2015 по делу № А03-14794/2015. [9] Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.01.2014 по делу №А56-53407/2013. [10] Определение ВС РФ от 21.12.2015 по делу № А21-5073/2014. [11] Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 22.10.2012 по делу № А39-1890/2012. [12] Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12.05.2016 по делу № А57-9424/2015, постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.09.2015 по делу № А22-2358/2014. [13] Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.09.2016 по делу № А56-62005/2015, постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.04.2016 по делу № А59-2296/2015.

источник