Меню Рубрики

Ложное минирование статья ук рф

1. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, совершенное из хулиганских побуждений, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до трех лет.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное в отношении объектов социальной инфраструктуры либо повлекшее причинение крупного ущерба, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий в целях дестабилизации деятельности органов власти, —

наказывается штрафом в размере от семисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от шести до восьми лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются штрафом в размере от одного миллиона пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет либо лишением свободы на срок от восьми до десяти лет.

Примечания. 1. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

2. Под объектами социальной инфраструктуры в настоящей статье понимаются организации систем здравоохранения, образования, дошкольного воспитания, предприятия и организации, связанные с отдыхом и досугом, сферы услуг, пассажирского транспорта, спортивно-оздоровительные учреждения, система учреждений, оказывающих услуги правового и финансово-кредитного характера, а также иные объекты социальной инфраструктуры.

1. Опасность преступления состоит в том, что дезорганизуется деятельность органов власти, сеется паника среди населения, отвлекаются силы правопорядка, средства на проверку ложных сообщений, причиняется материальный ущерб.

2. Дополнительным объектом этого состава преступления являются отношения собственности (материальный ущерб, состоящий из затрат органов правопорядка на проверку сообщения об акте терроризма, упущенная выгода предприятий в результате приостановления работы), права и интересы граждан, нормальная деятельность организаций, учреждений, предприятий, где якобы будет совершен акт терроризма. В некоторых случаях может быть нанесен вред здоровью людей, например, в результате возникшей паники, давки и т.д.

3. С объективной стороны это преступление выражается в действиях в виде заведомо ложного сообщения только о готовящемся акте терроризма — взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного материального ущерба либо наступления иных опасных последствий, характеризующих терроризм (ст. 205 УК). Заведомо ложное сообщение о якобы совершенном акте терроризма влечет в определенных случаях ответственность за заведомо ложный донос (ст. 306 УК).

4. Публичное заведомо ложное сообщение о готовящемся террористическом акте с целью опорочить другое лицо без расчета на реагирование органов власти по его предотвращению может влечь ответственность за клевету (ст. 128.1 УК), а при расчете на такое реагирование — по совокупности ст. 128.1 или ст. 306 УК. Если заведомо ложное сообщение о готовящемся акте терроризма сделано с целью отвлечения внимания органов власти от готовящегося настоящего акта терроризма, то содеянное признается подготовительными действиями к акту терроризма, охватывается ст. 205 и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требует.

5. В комментируемой статье не названы адресаты ложных сообщений, но таковыми могут быть любые органы власти, органы местного самоуправления, должностные лица организаций, предприятий, граждане, чьи интересы затрагиваются и которые обязаны или вынуждены на них реагировать. Форма и способ передачи заведомо ложного сообщения могут быть различными — устно, письменно, с использованием технических средств связи, лично, через других лиц и т.д., не влияют на квалификацию преступления, достаточно того, что лицо уверено, что его ложное сообщение достигнет цели.

6. Преступление с формальным составом признается оконченным с момента получения заведомо ложной информации тем адресатом, кому оно передано. Если заведомо ложное сообщение об акте терроризма содержит сведения о лицах, якобы готовящихся его совершить, то в этом случае налицо идеальная совокупность преступлений, предусмотренных комментируемой статьей и ч. 2 ст. 306 УК РФ (заведомо ложного доноса с квалифицирующими обстоятельствами).

7. Субъективная сторона данного преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что сообщает ложные сведения о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность, и что это сообщение может вызвать панику, страх, беспокойство, нарушит общественную безопасность, и желает так действовать. Обязательным признаком преступления является заведомость ложного сообщения. Мотив преступления может быть различным, например хулиганский, месть, личные интересы и т.д., на квалификацию не влияет. Если лицо добросовестно заблуждается, полагает, что его информация о готовящемся акте терроризма соответствует действительности, то ответственность исключается. Например, лицо увидело оставленный в транспорте какой-либо предмет, воспринятый им по внешнему виду как взрывное устройство, и сделало об этом сообщение в органы правопорядка, а после проведенной проверки обнаруженный предмет таким устройством не оказался.

8. Субъект преступления — вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

источник

1. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, повлекшее причинение крупного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —
наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

Объект преступления — общественная безопасность. При совершении данного преступления нарушается нормальная деятельность учреждений, органов, организаций, отвлекаются значительные силы и средства правоохранительных органов, причиняется вред интересам конкретных граждан.

Объективная сторона преступления состоит в сообщении любым лицам заведомо ложной информации о готовящихся взрыве, поджоге, иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, наступления иных общественно опасных последствий. Содержание сообщаемых сведений идентично содержанию аналогичных понятий, используемых в ст. 205 УК РФ «Террористический акт».

Для состава рассматриваемого преступления необходимо, чтобы заведомо ложное сообщение содержало в себе сведения именно о готовящемся акте терроризма, т.е. сведения о конкретных, хотя и не соответствующих действительности угрозах (например, об изготовлении взрывного устройства, его установке, разработке плана осуществления террористического акта и т.п.). Поэтому заведомо ложное сообщение только о желании, намерении какого-либо лица совершить террористический акт состава преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ, не образует.

Ложная информация может сообщаться как органам власти, так и любым физическим или юридическим лицам либо их представителям. Передача информации возможна устно, письменно, с использованием средств связи и другими способами. К примеру, как заведомо ложное сообщение об акте терроризма следует расценивать размещение в общественных и иных местах муляжей взрывных устройств.

Отличие рассматриваемого состава преступления от террористического акта в форме угрозы совершения общественно опасных действий в том, что применительно к ст. 205 УК РФ угроза носит реальный характер, виновный намеревается привести ее в исполнение и имеет реальную возможность сделать это. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма означает отсутствие реальной возможности причинения вреда путем совершения взрыва, поджога и т.д. и отсутствие намерения совершить указанные действия.

Состав преступления формальный, деяние окончено с момента доведения до адресата заведомо ложных сведений.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Лицо знает о несоответствии сообщаемой информации действительности, но желает сообщить ее. Мотив действий может быть любым, например хулиганским: желание проверить «качество» работы правоохранительных органов, стремление отвлечь ложным звонком внимание от действительно готовящегося акта терроризма и т.д.

Субъект общий — вменяемое лицо, достигшее возраста четырнадцати лет.

1. Объективная сторона преступления характеризуется действием в виде заведомо ложного сообщения о готовящемся акте терроризма (ст. 205 УК). Такое сообщение может быть выражено в любой форме как анонимно, так и с указанием автора и направлено любому адресату (органам власти, руководителям предприятий, учреждений, организаций, а также отдельным гражданам).

Указанное сообщение должно касаться сведений о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий. Если заведомо ложное сообщение об акте терроризма содержит сведения о лицах, якобы готовящихся его совершить, то в этом случае налицо идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. ст. 207 и 306 УК.

В случае добросовестного заблуждения лица или неправильной оценки передаваемой информации ответственность по комментируемой статье исключается.

2. Преступление признается оконченным с момента получения сообщения адресатом.

3. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. При этом лицо заведомо знает о ложности своего сообщения и у него должна отсутствовать цель, предусмотренная в ст. 205 УК. Это позволяет отграничить данный состав преступления от терроризма.

4. Субъект — лицо, достигшее возраста 14 лет.

Получите консультации и комментарии юристов по статье 207 УК РФ бесплатно.

Вопросы можно задать как по телефону так и с помощью формы на сайте. Сервис доустпен с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные в другое время, будут обработаны на следующий день. Бесплатно оказываются только первичные консультации.

источник

Полный текст ст. 207 УК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2019 год. Консультации юристов по статье 207 УК РФ.

1. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. То же деяние, повлекшее причинение крупного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, —
наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

1. Состав преступления:
1) объект: общественная безопасность;
2) объективная сторона: характеризуется действием — заведомо ложным сообщением о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий;
3) субъект: физическое лицо, достигшее 14 лет;
4) субъективная сторона: характеризуется прямым умыслом. Лицо осознает, что сообщает ложные сведения об акте терроризма, а также общественную опасность содеянного и желает этого. Обязательным признаком является заведомость ложности сообщения. Добросовестное заблуждение лица об истинности сведений (соответствии их действительности) не образует состава преступления, предусмотренного данной статьей. Мотивами данного преступления могут быть различные по своему содержанию побуждения: личные, хулиганские, политические и др.

2. Применимое законодательство. ФЗ «О противодействии терроризму» (ст. 2 — основные принципы противодействия терроризму и др.).

3. Судебная практика:
1) постановлением ВС РФ от 09.02.2012 N 1 рассмотрена судебная практика по уголовным делам о преступлениях террористической направленности;
2) приговором Бабушкинского районного суда г.Москвы от 14.04.2011 гр.О. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 207 УК РФ. Как установлено судом, гр.О. совершил заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, а именно: он 10.02.2011, примерно в 12 часов 45 минут, находясь в помещении ГУИСа, расположенного по адресу: г.Москва, ул.Снежная, д.13, корп.2, имея умысел на заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, написал записку с заведомо ложным сообщением, не соответствующим действительности, о готовящемся террористическом акте, следующего содержания: «ЕРЦ заминировано», после чего, во исполнение своего преступного умысла передал ее в руки сотруднице ГУИСа ФИО1, которая в свою очередь, не ознакомившись с текстом, оставила ее на своем рабочем столе, до того момента, когда 10.02.2011, примерно в 17 часов 30 минут, данная записка была обнаружена сотрудником ГУИСа ФИО2, что впоследствии привело к вызову спец. служб и эвакуации находившихся в здании людей. Суд назначил гр.О. наказание в виде штрафа в размере 20000 (двадцать тысяч) рублей;
________________
URL: http://prateh.ru/poleznaja-informacija/sudebnaja-praktika/statja-207-uk-rf/207-babushkinskij-sud.html.

3) кассационным определением ВС РФ от 21.03.2013 N 31-013-6 оставлен без изменения приговор в отношении А., осужденного по ст. 207 УК РФ, т.к. действия А. обоснованно квалифицированы как заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Если у вас остались вопросы по статье 207 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

источник

Сейчас максимальное наказание за ложное минирование составляет пять лет лишения свободы

Москва. 20 декабря. INTERFAX.RU — Госдума на заседании в среду приняла в третьем и окончательном чтении закон, предусматривающий наказание от трех до десяти лет лишения свободы за телефонный терроризм.

В настоящее время максимальное наказание за такое преступление (статья 207 УК РФ, заведомо ложное сообщение об акте терроризма) составляет до пяти лет лишения свободы.

Новым законом предусматриваются четыре уровня наказания в зависимости от тяжести последствий и опасности, которые последовали после сообщения о готовящемся взрыве. Сейчас таких ступеней только две, кроме того, отдельно не выделено наказание за ложное сообщение о минировании социальных объектов и органов власти.

Первая ступень ответственности — если из хулиганских побуждений поступил звонок с заведомо ложным сообщением о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного ущерба, либо наступления иных общественно-опасных последствий, то наказание будет в виде штрафа в размере от 200 тысяч до 500 тысяч рублей, либо принудительных работ на срок от двух до трех лет. В этом случае человека не будут лишать свободы.

Вторая ступень ответственности касается «минирования» объектов социальной инфраструктуры и, начиная с этой ступени, а также всех последующих более тяжких случаев для «телефонного террориста» предусматривается лишение свободы. Если звонок с ложной информацией о заложенной бомбе касался социальной инфраструктуры, например школ, больниц, вокзалов, детсадов, банков, домов отдыха и так далее, наказание будет предусматривать штраф в размере от 500 тысяч до 700 тысяч рублей, либо лишение свободы на срок от трех до пяти лет.

Такое же наказание будет назначаться, если в результате «хулиганского» звонка был причинен крупный ущерб — свыше 1 млн рублей: например, остановка работы аэропорта из-за угрозы взрыва может повлечь крупные финансовые потери в совокупности для аэропорта, авиакомпаний и множества пассажиров.

Третья ступень по жесткости наказания будет касаться телефонных звонков, которые были направлены на дестабилизацию деятельности органов власти — наказанием будет штраф уже от 700 тысяч до 1 млн рублей, либо лишение свободы на срок от шести до восьми лет. Например, такое наказание будет грозить тем людям, которые сообщают о минировании Госдумы. За последнее время было известно о двух таких звонках, которые поступали на служебные телефоны палаты парламента.

Все виды наказания будут применяться тогда, когда не произошло гибели людей, например, при эвакуации.

Если же в результате звонка погиб хоть один человек или наступили иные тяжкие последствия, то будет применяться четвертая, самая суровая, ступень наказания. Она предусматривает штраф от 1,5 млн до 2 млн рублей либо лишение свободы на срок от восьми до 10 лет.

Председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников заявил, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма, по своей сути, тоже террористический акт. «Начиная где-то с 9 сентября, а точнее — 9, 10, 11 сентября и далее, страну захлестнула волна ложного «телефонного терроризма», более 160 городов подверглись такой атаке, всего больше 10 миллионов человек были эвакуированы», — отметил он.

Крашенинников добавил, что, к сожалению, действующие нормы Уголовного кодекса не предусматривали наказания за такие системные атаки и оказались «абсолютно неэффективны».

«Самое простое, что можно было сделать — это просто увеличить срок наказания, но в данном случае мы пошли всё-таки по другому пути. Выделены нормы, связанные с социальными объектами, когда атаке подвергаются больницы, школы, какие-то зрелищные учреждения — ледовые дворцы. Это было вынесено в отдельную статью», — сказал он.

Появилась также отдельная статья, которая связана с наказанием за дестабилизацию органов власти, органов управления, муниципальных, государственных, судебных органов, отметил Крашенинников.

«К сожалению, возникли случаи, когда эвакуация из больниц приводила к смерти некоторых пациентов. В связи с этим введена норма — от 8 до 10 лет лишения свободы — в случае, если эвакуация из-за ложного сообщения о терроризме повлекла за собой гибель людей или иные тяжкие последствия», — добавил он.

«Мы считаем, что это достойный инструмент для правоохранителей с тем, чтобы они с этим злом боролись», — сказал глава думского комитета.

Авторами законопроекта выступили спикер Госдумы Вячеслав Володин, Крашенинников и глава комитета по безопасности Василий Пискарев.

источник

1. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, совершенное из хулиганских побуждений, —

наказывается штрафом в размере от двухсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до трех лет.

2. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, совершенное в отношении объектов социальной инфраструктуры либо повлекшее причинение крупного ущерба, —

наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

3. Заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий в целях дестабилизации деятельности органов власти, —

наказывается штрафом в размере от семисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет либо лишением свободы на срок от шести до восьми лет.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, повлекшие по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, —

наказываются штрафом в размере от одного миллиона пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет либо лишением свободы на срок от восьми до десяти лет.

Примечания. 1. Крупным ущербом в настоящей статье признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей.

2. Под объектами социальной инфраструктуры в настоящей статье понимаются организации систем здравоохранения, образования, дошкольного воспитания, предприятия и организации, связанные с отдыхом и досугом, сферы услуг, пассажирского транспорта, спортивно-оздоровительные учреждения, система учреждений, оказывающих услуги правового и финансово-кредитного характера, а также иные объекты социальной инфраструктуры.

1. Объективная сторона преступления выражается в доведении до сведения определенных лиц или организаций заведомо ложных сведений о якобы готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

2. Действия, которые, по заведомо ложной информации виновного, якобы готовятся, по своим внешним признакам напоминают террористический акт. Но он сопровождается специальной целью воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями. В диспозиции же ст. 207 не только не упоминается такая цель, но не используется и термин «террористический акт». Поэтому под комментируемую статью УК подпадают заведомо ложные сообщения о якобы готовящихся взрыве, поджоге или иных общеопасных действиях независимо от того, с какой целью они совершаются.

3. В заведомо ложном сообщении может содержаться информация как о готовящемся, так и о совершаемом акте терроризма, о конкретных исполнителях акции, месте и времени совершения акта терроризма, но оно может быть и более общего характера.

4. Адресатами ложных сообщений могут быть не только органы государственной власти или органы местного самоуправления, но также должностные лица и сотрудники учреждений, предприятий и организаций, интересы которых могут пострадать при реальном совершении действий, фигурирующих в сообщении. Не исключено, что ложное сообщение может адресоваться и частному лицу.

5. Формы заведомо ложного сообщения (по телефону, в виде письма, через средства массовой информации, компьютерную связь и т.д.) на квалификацию не влияют.

6. Состав преступления — формальный, поэтому оконченным оно должно признаваться с момента получения заведомо ложного сообщения адресатом. Действия лица, пресеченные на стадии отправки сообщения, образуют покушение на преступление.

7. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Обязательным условием ответственности является заведомая ложность сообщения. В случаях добросовестного заблуждения или неверной оценки имеющейся информации действия лица не подлежат квалификации по ст. 207.

8. Субъектом преступления является лицо, достигшее возраста 14 лет.

источник

Методические рекомендации на тему: «Расследование преступлений, предусмотренных частью первой статьи 207 (Заведомо ложное сообщение об акте терроризма) Уголовного кодекса Российской Федерации»

Методические рекомендации на тему: «Расследование преступлений, предусмотренных частью первой статьи 207 (Заведомо ложное сообщение об акте терроризма) Уголовного кодекса Российской Федерации»

В соответствии с УК РФ, ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма предусмотрена статьей 207, согласно которой под заведомо ложным сообщением об акте терроризма понимается заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.

Федеральным законом от 5 мая 2014 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений
в статью 207 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» статья 207 УК РФ дополнена частью второй, в соответствии с которой установлена повышенная ответственность в случае если преступление, повлекло причинение крупного ущерба либо наступление иных тяжких последствий.

Под крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает один миллион рублей (примечание к указанной статье).

Расследование преступлений, предусмотренных частью первой статьи 207 УК РФ отнесено к компетенции дознавателей органов внутренних дел, частью второй – следователей органов внутренних дел.

Согласно статистическим данным в 2010 году на территории Российской Федерации зарегистрировано 1556 преступлений, предусмотренных статьей
207 УК РФ, в 2011 – 1878, 2012 г. – 1252, 2013 г. – 1250, 2014 – 1328.

Следует отметить, что в 2014 году по рассматриваемой категории преступлений прокурорами отменено 301 постановление об отказе
в возбуждении уголовного дела, из них в последующем возбуждено 95 уголовных дел.

Читайте также:  Кто занимается приватизацией квартир

О возбуждении уголовного дела прокурорами в 2014 году отменено 30 постановлений, из которых по 4 повторно возбуждены уголовные дела.

Количество преступлений рассматриваемой категории уголовные дела
о которых направлены в суд составило в 2010 г. – 502, 2011 г. – 707, 2012 г. – 568, 2013 г. – 663, 2014 г. – 687.

В качестве примеров можно привести следующие.

  1. Уголовное дело, возбужденное ОД Межмуниципального отдела
    МВД России «Нефтекамский» Республики Башкортостан.

10 декабря 2012 года около 18 часов 00 минут гражданин Л., находясь
в магазине «Восторг», расположенном по адресу: г. Н., ул. Социалистическая, д.8 «А» сообщил продавцу С., что в магазине заложено взрывное устройство. После чего продавец С. позвонила в дежурную часть Межмуниципального отдела полиции и сообщила о заложенной бомбе.

Проверкой установлено, что указанное сообщение содержало заведомо ложные сведения.

Из признательных показаний подозреваемого Л. следует, что преступление им совершено в состоянии алкогольного опьянения.

  1. Уголовное дело, возбужденное ОД ОМВД России по Краснокамскому району Республики Башкортостан.

24 ноября 2013 года примерно в 00 ч. 13 мин. гражданин Е., находясь
в автомашине марки КАМАЗ 43114 под управлением гражданина М. при помощи транковой связи, установленной в кабине данной автомашины осуществил звонок диспетчеру М. цеха добычи нефти №3 и сделал ложное сообщение об акте терроризма в районе деревни Ш.

  1. Уголовное дело, возбужденное ОД Отдела полиции № 24 УМВД России по г. Тольятти.

12 января 2014 года в 04 часа 30 минут гражданин Г., находясь
в состоянии алкогольного опьянения, посредством мобильной связи совершил телефонный звонок в Единую дежурно-диспетчерскую службу на номер «112», Муниципального Казённого Учреждения «Центр Гражданской Защиты Населения города Тольятти», сообщив диспетчеру З. заведомо ложное сообщение о закладке взрывного устройства в здании Отдела полиции
№ 24 УМВД России по г. Тольятти.

  1. Уголовное дело, возбужденное ОД Отдела полиции № 24 УМВД России по г. Тольятти.

21 октября 2014 года в 18 часов гражданин Д. находясь в состоянии алкогольного опьянения, по месту своего проживания, совершил телефонный звонок в дежурную часть ОП № 24 УМВД России по г. Тольятти, в котором сообщил оперативному дежурному заведомо ложную информацию
о заложенном взрывном устройстве в личном автомобиле ВАЗ 21061.

Допрошенный в качестве подозреваемого гражданин Д. показал, что мотивом совершения преступления послужило чувство злобы к сотрудникам полиции, которым не удалось отыскать украденные с его автомобиля колеса.

  1. Уголовное дело, возбужденное УОД ГУ МВД России по г. Москве.

5 июня 2013 г., примерно в 12 часов гражданин Д. находясь рядом со станцией метро «Пушкинская» Таганско-Краснопресненской линии Московского метрополитена посредством мобильной связи осуществил звонки в прокуратуру г. Москвы и Генеральную прокуратуру Российской Федерации, сообщив о готовящихся в указанных зданиях взрывах.

По результатам расследования гражданину Д. предъявлено обвинение
в совершении двух преступлений, предусмотренных статьей 207 УК РФ.

Согласно заключению комиссии экспертов подозреваемый Д. страдал легкой умственной отсталостью и пагубным употреблением алкоголя. Вместе с тем в период инкриминируемых ему деяний в полной мере мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий
и руководить ими.

Приведенные примеры свидетельствуют, что преступления, предусмотренные статьей 207 УК РФ, как правило, совершаются из хулиганских побуждений и в большинстве случаев в момент их совершения виновные лица находятся в состоянии алкогольного опьянения.

Данный вид преступлений на психологическом уровне ассоциируется
с терроризмом, поскольку нарушает нормальный ритм жизни, создает экстремальную ситуацию, отвлекает значительные силы и средства, прежде всего органов МВД, МЧС, ФСБ России, ОАО «РЖД», от основной деятельности на проверку сообщения и принятие мер предупредительного характера для спасения людей.

Анализ уголовных дел показывает, что чаще всего данное преступление совершается из хулиганских побуждений либо из чувства мести. Следует при этом отметить, что мотивация из чувства мести, как правило, характерна для лиц, совершивших преступление в более зрелом возрасте. Для лиц подросткового возраста более свойственна мотивация из личных интересов, например, срыв занятий в школе, институте и т.п., а также желание «подшутить», что оценивается органами предварительного расследования и судом как хулиганский мотив.

1. Особенности квалификации преступлений, предусмотренных частью первой статьи 207 УК РФ

Общественная опасность рассматриваемого состава преступления выражается в том, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма дезорганизует нормальный ритм общества и государства, нарушает деятельность предприятий, учреждений, работу транспортных коммуникаций, порождает страх, панику и ложные слухи среди людей. Оно создает экстремальную ситуацию с привлечением соответствующих сил и средств по предотвращению ложной угрозы акта терроризма.

Объектомпреступления является общественная безопасность.
В качестве дополнительного объекта могут выступать: права и законные интересы граждан, интересы нормальной деятельности государственных
и муниципальных органов и учреждений, хозяйственной деятельности предприятий и организаций.

Объективная сторона преступления, предусмотренного частью первой статьи 207 УК РФ, заключается в ложном, т.е. не соответствующем действительности, сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или ином действии, создающем опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо иных общественно опасных последствий, например массовых отравлений, распространения эпидемий и др. (см. статью 205 УК РФ).

Ложное сообщение касается не совершенного, а только готовящегося акта терроризма. В нем не выражается и непременное намерение его осуществить. Для того чтобы квалифицировать подобное деяние по части первой статьи 207 УК РФ, вполне достаточно указания в ложном сообщении о готовящемся взрыве, поджоге или ином действии, которые по месту, времени, обстановке
и другим обстоятельствам воспринимаются людьми и властями как реально готовящийся акт терроризма.

В качестве адресатов ложных сообщений могут быть органы власти,
а также организации, учреждения, в том числе редакции СМИ, дирекции школ и т.д., должностные лица и граждане, чьи интересы могли бы пострадать
в результате осуществления акта терроризма. В последнем случае ложное сообщение должно носить публичный характер, т.е. делаться в расчете не на утаивание, а, напротив, на их распространение.

Ложные сообщения об акте терроризма могут быть устными или письменными, выраженными непосредственно или с использованием телефонной либо иной связи и т.д. Однако формы и способы сообщений не влияют на квалификацию этого преступления. Состав заведомо ложного сообщения об акте терроризма признается законченным в момент сообщения виновным заведомо ложной информации о готовящемся акте терроризма.

То есть указанный состав преступления является формальным
и не требует наступления общественно-опасных последствий.

Однако в ходе расследования в обязательном порядке подлежат установлению характер и размер причиненного ущерба.

Также следует отметить, что ложное сообщение о задумываемой угрозе (например, кто-то высказал намерение заложить взрывное устройство) либо
о якобы уже совершенном террористическом акте состава рассматриваемого преступления не образует. Подобные действия при наличии других соответствующих обстоятельств могут квалифицироваться как ложный донос (статья 306 УК РФ).

В рассматриваемом сообщении обычно не указываются причастные
к этому лица или организации, но если в нем содержатся сведения о заведомо ложной причастности к подготовке к акту терроризма и иных конкретных лиц, то содеянное должно квалифицироваться по совокупности с клеветой (статья 129 УК РФ) либо с заведомо ложным доносом в зависимости от адресата.

Кроме того, необходимо учитывать, что угроза совершения данного преступления может осуществляться в корыстных целях. В качестве примера могут служить высказанные в адрес руководителей предприятий торговли или питания угрозы постоянных звонков о заложенном взрывном устройстве
в указанных предприятиях, сопряженные с требованием передачи денежных средств, взамен отказа от заведомо ложных сообщений об акте терроризма.

В случае выявления при рассмотрении данной категории сообщений признаков противоправных деяний, необходимо решать вопрос о возбуждении уголовного дела по соответствующей статье особенной части УК РФ.

Субъект преступления – физическое вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Субъективная сторона преступления выражается в виде прямого умысла. Лицо осознает, что сообщает именно ложные сведения о готовящемся акте терроризма и это сообщение непременно вызовет соответствующие действия властей, нарушит общественное спокойствие, породит у людей страх, а то и панику, и желает довести эту ложную информацию до выбранного им адресата.

Из наименования и содержания статьи 207 УК РФ следует, что признаком рассматриваемого состава является заведомая ложность сообщения. Если лицо заблуждается в отношении достоверности информации относительно подготовки акта терроризма, оно, естественно, не может привлекаться
к ответственности по данной норме.

Мотивами данного преступления могут быть различные по своему содержанию побуждения: личные, хулиганские, националистические, политические, месть и др.

2. Особенности производства следственных и процессуальных действий в ходе расследования уголовных дел, а также проведения доследственных проверок по заведомо ложным сообщениям об акте терроризма

На стадии проведения доследственной проверки следует обратить внимание на то, что заведомо ложное сообщение об акте терроризма зачастую может содержать в себе неопределенную информацию (без конкретизации объекта в котором предполагается совершение теракта). Как правило, подобные случаи характерны для крупных городов (административных центров)
с развитой инфраструктурой.

В качестве примера может служить сообщение о заложенном взрывном устройстве в каком-либо сетевом магазине или учреждении общественного питания без указания конкретного адреса.

В таких случаях осуществляется проверка всех учреждений определенной сети.

При этом на осмотр места происшествия выезжают сотрудники различных территориальных отделов внутренних дел, а также других правоохранительных органов (в зависимости от места расположения объекта потенциально подвергающегося угрозе) и, как следствие, осуществляется сбор нескольких материалов доследственных проверок по одному ложному сообщению об акте терроризма.

Для оптимизации работы сотрудников полиции и в последующем обеспечения более качественного расследования уголовного дела следует не допускать возбуждения нескольких уголовных дел. Необходимо принимать меры к соединению всех материалов доследственной проверки в одно производство для возбуждения одного уголовного дела.

Кроме того в ходе проверки сообщения о рассматриваемом преступлении, а также расследования уголовных дел следует проводить комплекс необходимых следственных и процессуальных действий не только на объекте подвергающемся потенциальной угрозе, но и на месте с которого осуществлялся звонок (в случае если оно установлено).

На первоначальном этапе доследственной проверки необходимо обратить внимание не следующее.

При оперативном анализе звукозаписи телефонного звонка следует акцентировать внимание на следующих аспектах: 1) содержание угрозы;
2) специфика голоса и речи звонившего; 3) наличие и характер шумов, зафиксированных при телефонном разговоре.

При получении в письменном виде сообщения о готовящемся взрыве необходимо принять меры к сохранению возможно имеющихся следов, которые могут быть использованы при проведении оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий (например, отпечатки пальцев рук на бумаге (конверте), слюна, и т.п.). Конверт, в котором получено сообщение, сохраняется. При анализе письменных материалов, также как и при анализе звукозаписи, акцентируется внимание на содержании угрозы. При осмотре почтовых отправлений (посылок) следует обращать внимание на признаки действительности угрозы: неразборчивый адрес отправителя, наличие особых отметок (например «лично»), металлических деталей, проводов.

Следственно-оперативная группа направляется на объект после проведения оперативного анализа сообщения об угрозе взрыва и оценки степени опасности.

Производство осмотра места происшествия и оперативно-розыскных мероприятий в зоне «заминированного» объекта возможно только после его предварительного осмотра специалистами по обнаружению и обезвреживанию взрывных устройств.

Если взрывное устройство не обнаружено, а в сообщении названо конкретное время взрыва, за 15 минут до обозначенного срока, объект должны покинуть все находящиеся в нем лица.

В ходе непосредственной работы на месте происшествия дознавателю рекомендуется придерживаться следующего порядка действий:

ознакомиться с местом происшествия путем проведения краткого опроса очевидцев и заслушивания сообщений ранее прибывших сотрудников полиции, выяснить изменения, внесенные в обстановку места происшествия, и меры, принятые по установлению и задержанию подозреваемых;

определить границы и особенности территории, подлежащей осмотру;

пригласить представителя предприятия, учреждения или организации, территория или помещения которого подлежат осмотру, разъяснить права
и обязанности;

решить вопрос о необходимости проведения неотложных оперативно-розыскных мероприятий и даче соответствующих поручений и указаний сотрудникам органа дознания;

определить порядок и целесообразность применения служебно-розыскной собаки;

с учетом предварительных выводов специалистов принять решение о производстве осмотра места происшествия. При организации осмотра объекта необходимо руководствоваться принципом «извне внутрь, снизу вверх», то есть производить осмотр в следующем порядке: внешние подходы и подъездные пути, внешние стороны объекта, входы в здание, общественные места (фойе, коридоры, туалеты, гардеробы), лестничные пролеты и лифты, неохраняемые чуланы, подвалы, лифтовые шахты, внутренние помещения объекта;

составить протокол осмотра места происшествия, составить необходимые планы и схемы, провести иные неотложные следственные действия;

по мере необходимости сообщать членам СОГ и в дежурную часть
о складывающейся обстановке.

В случае обнаружения предмета, имитирующего взрывное устройство, проводятся подробное описание, фотографирование, видеосъемка внешнего вида предмета. К сведениям, подлежащим первоочередному установлению, относятся: внешний вид, габариты, окраска самого предмета, а также средств переноски, маскировки (сумка, портфель, чемодан и др.) и прочие специфичные признаки. При этом дознаватель должен осуществить все возможные мероприятия для закрепления информации, которая может иметь доказательственное значение по делу. На предмете, имитирующем взрывное устройство, средствах его маскировки и транспортировки могут оказаться отпечатки пальце рук лиц, причастных к его изготовлению и иные микроследы, поэтому необходимо принять меры к их сохранению или выявлению и фиксации на месте. Все обнаруженные в ходе осмотра предметы, могущие иметь отношение к преступлению, изымаются и упаковываются
с соблюдением общекриминалистических правил и требований уголовно-процессуального законодательства.

В целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, может производиться осмотр места происшествия, осмотр местности, жилища, иного помещения, предметов и документов (часть первая статьи 176 УПК РФ).

При осмотре жилого здания необходимо обратить внимание на тщательное обследование подвальных и чердачных помещений, а если они заперты, то путем опроса жильцов получить сведения о доступе кого-либо
в указанные помещения за последние сутки.

При осмотре объектов общего доступа (магазины, вокзалы, аэропорты, станции метро, бары, театры и т.д.) необходимо обращать особое внимание на обследование мест складирования товаров, багажа, сумок, одежды, а также мест общего пользования (туалеты, предприятия питания, залы ожидания, зрительные залы).

При осмотре места происшествия с участием специалиста-криминалиста могут быть обнаружены:

следы рук – непосредственно на трубке телефонного аппарата, диске или кнопках номеронабирателя, лицевой и боковых поверхностях телефонного аппарата, в иных местах, о которые звонивший мог опираться руками при разговоре (стекло, рама в будке таксофона и т.п.);

следы слюны – на телефонной трубке (в той части корпуса, где расположен микрофон);

следы одежды – следы перчаток (в тех же местах, где могут быть обнаружены следы рук, если человек звонил, не снимая перчаток), следы верхней одежды (куртки, пальто, рубашки, брюк и т.п. в зависимости от времени года) – в тех местах, о которые звонивший мог опираться во время разговора плечом, коленом, локтем (внутренняя поверхность будки телефона-автомата, поверхность стены, на которой висит телефонный аппарат). При этом следует иметь в виду, что следы одежды могут выражаться в виде трасологических отображений (отпечатков), а также в виде волокон, частиц текстильных изделий (т.е. в виде материалов и веществ);

следы обуви – на полу (будки или помещения, где висит телефонный аппарат), на поверхности асфальта, земли (находящихся вокруг места расположения телефона-автомата);

следы-предметы – в виде окурков сигарет, спичек, случайно оброненных предметов (перчатка, носовой платок, зажигалка, записка с текстом предварительно подготовленного сообщения). При этом необходимо помнить, что обнаруженные предметы могут сами являться носителями следов запаха, потожировых выделений человека, следов рук, микрообъектов и т.п.

Все обнаруженные следы подлежат фиксации, изъятию и упаковке
в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Обыск и выемка. Обыск при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма должен производиться во всех случаях, когда
у дознавателя имеются достаточные основания полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться предметы или документы, способные иметь значение для дела. Цель обыска – отыскание и изъятие таких предметов, а также обеспечение возмещения вреда, причиненного преступлением (наложение ареста на имущество).

Обыск проводится с соблюдением требований статей 182 и 184 УПК РФ [1] .

По уголовным делам о заведомо ложном сообщении, об акте терроризма иногда необходимо проведение обыска по месту жительства подозреваемого. При обыске, в зависимости от способа передачи угрозы, внимание лица, производящего обыск, должно быть направленно на обнаружение различных объектов.

Если сообщение было передано по телефону, то при обыске могут быть обнаружены черновые записи сообщения, аудиокассета с текстом сообщения, устройства звукозаписи, на которых это сообщение было записано. Если сообщение было сделано в письменном виде (письмо, записка, надпись на стене), то внимание должно быть направлено на обнаружение пишущих приспособлений (мел, краска, красящий аэрозольный баллон и т.п.), печатных машинок, копировальных аппаратов, клише, трафаретов, листовок, писем и т.д. Если закладывался муляж взрывного устройства, то следует направить внимание на отыскание предметов, которые были использованы при изготовлении муляжа: материалы упаковки, липкая лента, болты, гвозди,
а также, чертежи, кусачки, напильники и т.д. Кроме того, следует искать взрывное устройство.

Если сообщение было записано на аудиокассету, а затем запись воспроизводилась по телефону, то при обнаружении и изъятии аудионосителя специалист помогает дознавателю определить тип и скорость движения ленты, организует ее прослушивание. При этом составляется протокол, который подписывается всеми участниками прослушивания. Звукозапись приобщается
к уголовному делу в качестве вещественного доказательства и хранится
в условиях, исключающих ее порчу.

Как показывает практика, необходимость в проведении обыска при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма возникает довольно редко. Однако лицу, производящему предварительное расследование, не следует недооценивать важность этого следственного действия, поскольку обнаруженные в ходе обыска следы подготовки и совершения преступления могут помочь в установлении всех обстоятельств события.

Производство выемки по уголовным делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма чаще всего необходимо для изъятия аудиозаписи сообщения, если оно было зафиксировано на материальном носителе в момент поступления. Выемка производится в порядке, установленном статьями 182 и 183 УПК РФ, на основании постановления лица, производящего предварительное расследование. Изъятие аудиозаписи необходимо для установления лица, сделавшего сообщение, и последующего приобщения к материалам уголовного дела.

Однако, как показывает практика, дознаватели не всегда учитывают особую важность и значимость этого следа преступления – аудиозаписи сообщения. Иногда дознаватели (дознаватели) вообще не предпринимают попыток изъять и приобщить к делу это весьма важное доказательство, либо делают это несвоевременно, по прошествии значительного времени, когда запись уже стерта.

Таким образом, вышеперечисленные следственные действия с различной степенью частоты встречаются в типичных следственных ситуациях на первоначальном этапе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Своевременное и качественное проведение этих следственных действий во многом предопределяет основные направления дальнейшего расследования.

Для последующего этапа предварительного расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма характерно проведение следственных действий, направленных на развернутое доказывание. Иными словами, происходит смена задач, стоящих перед дознавателем. На этом этапе скрупулезно проверяются основания обвинения преступника, выявляются все эпизоды его преступной деятельности. Именно в данный период складываются условия, позволяющие более тщательно готовить следственные действия, подробно изучить личность преступника и правильно выбрать момент проведения тех или иных процессуальных действий либо оперативно-розыскных мероприятий. Выбор их и последовательность проведения
в значительной степени определяются следственной ситуацией, сложившейся после осуществления первоначальных следственных действий.

При расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма на анализируемом этапе возникают как простые, так и весьма сложные типичные следственные ситуации.

Первая группа ситуаций характеризуется достаточным объемом информации, полученной на предыдущем этапе и необходимой для доказывания всех обстоятельств и эпизодов преступной деятельности, а также полного изобличения преступника, признавшего свою вину. Лицо, производящее предварительное расследование, не имеет каких-либо сведений о совершении подозреваемым (обвиняемым) других преступлений, т.е. на начальном и последующих этапах расследуется один и тот же эпизод (эпизоды) преступной деятельности определенного лица. Подобные ситуации довольно распространены по уголовным делам указанной категории. Основная задача лица, производящего расследование, в данном случае сводится к проверке
и оценке имеющихся доказательств.

Простая следственная ситуация не создает препятствий для завершения дознания составлением обвинительного акта и направлением уголовного дела прокурору в соответствии с требованиями статьи 225 УПК РФ.

Сложные ситуации подразделяются на несколько видов, в зависимости от объема информации, полученной после проведения первоначальных следственных действий, и от позиции, занятой подозреваемым в ходе предварительного расследования.

Первый вид сложных ситуаций определяется тем, что собранных на первоначальном этапе расследования доказательств достаточно для составления обвинительного акта или предъявления обвинения лицу, сделавшему заведомо ложное сообщение об акте терроризма, и его изобличения, однако это лицо себя виновным в совершении преступления не признает. Такие ситуации наиболее часто возникают в случаях, когда преступник установлен лишь спустя некоторое время после совершения деяния. При этом деятельность лица, производящего расследование, направлена на проверку доводов обвиняемого, выдвинутых им в свою защиту, и их опровержение на основе имеющихся доказательств.

Второй вид сложных ситуаций характеризуется тем, что собранных на первоначальном этапе доказательств недостаточно, но лицо признает себя виновным в совершении преступления и дает правдивые показания. Это обычно происходит, когда отсутствует аудиозапись принятого по телефону сообщения, не обнаружено никаких следов на «заминированном» объекте
и вина конкретного лица подтверждается только косвенными доказательствами. В подобной ситуации основной задачей дознавателя является закрепление полученной информации и дальнейшее собирание, а также исследование доказательств причастности лица к совершенному преступлению.

В ситуациях третьего вида достаточно доказательств относительно совершения данным лицом конкретного преступления, но имеются данные, свидетельствующие о совершении этим же лицом других, не известных органам дознания или предварительного следствия, преступлений [2] .

В ходе расследования на рассматриваемом этапе должны осуществляться мероприятия по выявлению других эпизодов заведомо ложного сообщения об акте терроризма либо других преступлений. Анализ практики показывает, что безнаказанное совершение преступления может спровоцировать повторное совершение аналогичного деяния.

Типичными следственными действиями на последующем этапе расследования являются допрос обвиняемого, очная ставка, дополнительные допросы свидетелей, обвиняемого, проверка показаний на месте, назначение отдельных видов экспертиз, а также действия, направленные на возмещение имущественного вреда, причиненного преступлением.

Допрос потерпевших и свидетелей. Как показывает практика, это следственное действие не столь распространено по уголовным делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. И это вполне закономерно, поскольку основным объектом данного преступления является общественная безопасность.

Тем не менее согласно статье 42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.

Круг потерпевших по уголовным делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма может быть достаточно широк, поскольку нравственные страдания (дискомфортное состояние, чувство ущербности, страха и т.п.) могут испытывать большое количество людей, оказавшихся в результате совершения преступления помимо своей воли вне дома, рабочего места, места отдыха.

Потерпевшим физическое лицо признается лишь в случаях, когда заведомо ложное сообщение посягает на интересы конкретного лица (когда злоумышленник «минирует» дом, автомобиль этого лица и его семьи).

Определенные трудности в процессе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма возникают при доказывании субъективной стороны преступления, которую образует вина в форме прямого умысла. Стоит лицу, сообщившему ложную информацию о готовящемся взрыве, заявить, что о закладке взрывного устройства ему случайно стало известно от незнакомых лиц, а в полицию он сообщил об этом только для предотвращения взрыва, как возникнут сложности в доказывании состава преступления в действиях злоумышленника. Приведем пример, когда действия дознавателя
и оперативных работников были сосредоточены на выявлении свидетелей.
Г. сообщила в органы внутренних дел о минировании общежития. Проведенными мероприятиями было установлено, что перед звонком по телефону «02» она, распивая в компании спиртные напитки, предлагала проверить бдительность милиции, сообщив по телефону о минировании общежития, а позднее поставила приятелей в известность о реализации своего намерения. Несмотря на то, что в ходе следствия Г. не созналась в содеянном, совершение ею преступления было доказано показаниями свидетелей
и результатами проведенной фоноскопической экспертизы [3] .

Допрос по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма является одним из наиболее важных средств собирания доказательств. Результаты анализа уголовных дел, рассмотренных судами, показали, что
в абсолютном большинстве случаев основу обвинения составляют показания потерпевших, свидетелей и самого обвиняемого.

При допросе потерпевших и свидетелей дознаватель направляет свои усилия на получение данных, характеризующих событие преступления, установление примет преступника и других важных для уголовного дела обстоятельств.

Читайте также:  До какого года продлена дачная амнистия на землю и жилой дом

Получение от потерпевших и свидетелей достоверной информации зависит от правильно выбранной тактики проведения этого следственного действия [4] .

В качестве свидетелей при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут быть допрошены: 1) лицо, принимавшее сообщение
о готовящемся акте терроризма; 2) очевидцы, непосредственно воспринимавшие злоумышленника и его действия в момент передачи сообщения; 3) работники, жильцы объекта, подвергшегося угрозе взрыва, поджога и т.п.; 4) родственники, знакомые подозреваемого и иные лица, которым стало известно о его преступной деятельности и намерениях; 5) граждане и сотрудники правоохранительных органов, участвовавшие
в задержании подозреваемого лица; 6) сотрудники предприятия связи, помогавшие в установлении телефона, с которого было передано сообщение.

При поступлении сообщения о готовящемся взрыве непосредственно на «заминированный» объект в качестве свидетеля должно быть допрошено лицо, принявшее угрозу по телефону. Получение сообщения о готовящемся акте терроризма непосредственно сотрудниками полиции или иных правоохранительных органов не является препятствием для допроса в качестве свидетеля оперативного дежурного или иного сотрудника, принявшего сообщение. Для оптимизации и активизации процесса расследования преступления установленных по уголовному делу свидетелей следует допросить незамедлительно после возбуждения уголовного дела. Это вызвано необходимостью, во-первых, получить необходимую розыскную информацию для поиска преступника «по горячим следам», а во-вторых, зафиксировать запечатленные в памяти человека особенности речи и голоса звонившего
и сопутствующую звуковую обстановку, которые впоследствии могут быть забыты свидетелем.

При допросе лица, принимавшего по телефону сообщение о готовящемся акте терроризма, необходимо выяснить: дату, время и место получения сообщения (в том числе номер телефона, по которому оно принималось); обстановку, в которой принималось сообщение (шум, наличие поблизости других лиц, их возможность услышать содержание разговора, не отвлекалось ли на посторонние раздражители лицо, принимавшее сообщение и т.п.); дословное содержание и продолжительность разговора по телефону; обстоятельства, характеризующие голос и речь лица, передавшего сообщение, эмоциональную окраску разговора, наличие посторонних шумов в трубке при разговоре, слышимость абонента; показался ли голос и речь сообщившего лица знакомыми, кому они могут принадлежать; наличие звукозаписывающей аппаратуры, технических средств определения номера абонента, результат их работы; дальнейшие действия лица, принявшего сообщение, после окончания разговора (кому и когда передано полученное сообщение).

Если сообщение получено в письменном виде, то при допросе лица, обнаружившего письмо (записку), необходимо выяснить: дату, время, место
и обстоятельства обнаружения сообщения; наличие иных лиц, присутствовавших при этом; какие конкретно действия (манипуляции) производились с материальным носителем информации; какие меры были предприняты для сохранения возможных следов преступника; каковы были последующие действия лица, обнаружившего сообщение.

Допросу очевидцев, видевших подозреваемого в момент передачи сообщения и (или) слышавших разговор по телефону, могут предшествовать оперативно-розыскные мероприятия, направленные на выявление указанных лиц. Для этого органом, осуществляющим ОРД, после установления телефона, с которого было передано сообщение, может проводиться опрос лиц, находившихся в момент совершения данного деяния поблизости от места нахождения телефона. Таковыми лицами могут быть: продавцы в киосках, расположенных рядом с телефоном-автоматом, дворники, уборщицы, вахтеры, охранники общежитий, учреждений, люди, проживающие в близлежащих домах, иные лица.

При допросе выявленных свидетелей необходимо выяснить: дату, время и точное местонахождение свидетеля; характер и содержание воспринятой очевидцем информации (видел подозреваемого, видел и слышал его, что конкретно воспринимал); обстановку, в которой происходило восприятие (время суток, освещение, видимость, расстояние до объекта восприятия, слышимость, наличие в момент восприятия посторонних раздражителей, на которые отвлекался свидетель, эмоциональное состояние очевидца в момент восприятия); обстоятельства, характеризующие личность самого допрашиваемого (состояние органов зрения, слуха, памяти, психологические качества личности); описание внешности лица (лиц), разговорившего по телефону (все возможные собственные и сопутствующие признаки внешности, которые запомнились, сможет ли очевидец опознать описанное лицо при встрече, знаком ли он лично с указанным лицом, видел ли его ранее, если да, то где и при каких обстоятельствах); откуда пришел и куда направился подозреваемый, после окончания разговора; кто еще находился поблизости
и мог видеть или слышать подозреваемого; кому свидетель сообщал (рассказывал) об обстоятельствах, по которым он подвергается допросу.

Допрос представителей администрации и иных сотрудников объекта (жильцов дома), подвергшегося угрозе взрыва, может иметь решающее значение для установления обстоятельств уголовного дела и выявления подозреваемого лица. При допросе указанных лиц, в зависимости от собранной информации и вида объекта (предприятия, учреждения, организации, объединения) выяснению подлежат следующие обстоятельства: совершались ли ранее подобные посягательства в отношении данного объекта (если да, то когда, кем; эта информация подлежит встречной проверке органом дознания по учетам органов внутренних дел); совершались ли иные противоправные посягательства в отношении лиц, работающих на данном объекте (такие как вымогательство, угроза убийством и т.п.); имеются ли у предприятия, учреждения, организации конкуренты (юридические или физические лица, какие конкретно); имеются ли у предприятия, организации, учреждения долговые обязательства перед иными юридическими или физическими лицами, имеются ли должники, судебные или арбитражные иски (в отношении кого конкретно); каково социально-экономическое положение работников объекта, какова обстановка в трудовом коллективе, случались ли конфликты между администрацией объекта и сотрудниками или между сотрудниками; какие мероприятия (работы) планировались на данный день на объекте (например,
в учебном заведении: какие должны были состояться зачеты, экзамены, контрольные работы, по каким предметам, в каких учебных группах, в какое время); кто из сотрудников (учащихся) был уволен (отчислен) в недавнем прошлом по отрицательным мотивам; кто, по мнению допрашиваемого, мог совершить данное преступление.

При допросе руководителя (представителя администрации) предприятия, учреждения или организации обязательному выяснению в ходе допроса подлежит также характер и размер вреда, причиненного преступлением.

При допросе вышеуказанных свидетелей (близких родственников подозреваемого, друзей, знакомых, коллег и т.п.) могут быть выяснены следующие обстоятельства: всесторонняя характеристика личности подозреваемого, круг его интересов, связей; высказывало ли подозреваемое лицо намерения совершить преступление (какие именно, где, когда, при каких обстоятельствах); совершал ли подозреваемый поступки, свидетельствующие
о намерении совершить расследуемое преступление, а равно иные противоправные поступки (если да, то когда, какие, при каких обстоятельствах); возможные мотивы и цели совершения преступления; конфликты подозреваемого с родственниками, преподавателями, коллегами, иными лицами по месту учебы, работы, жительства, свободного время провождения.

Допрос сотрудников правоохранительных органов и граждан, участвовавших в установлении и задержании подозреваемого, должен быть направлен на выяснение следующего круга обстоятельств: когда, где и в связи
с чем находился допрашиваемый, какое служебное задание он выполнял; какие действия подозреваемого привлекли внимание допрашиваемого лица; какие действия предприняло само допрашиваемое лицо; поведение подозреваемого
в момент задержания (оказывал сопротивление или нет, что конкретно говорил, чем объяснял свое присутствие в указанном месте и т.п.); кто из посторонних граждан присутствовал при этом, вмешивался в действия сотрудников правоохранительных органов или оказывал помощь; какие действия были предприняты после фактического задержания; как вел себя подозреваемый
и о чем говорил в период доставления его к дознавателю.

В качестве свидетелей могут быть допрошены также сотрудники предприятий электросвязи, помогавшие в установлении по запросу правоохранительных органов телефона, с которого было передано сообщение
о готовящемся акте терроризма. Необходимость в проведении допроса указанных лиц может возникнуть не только в случае, когда ответ на запрос поступил в устной форме, но и в любых других случаях, если лицо, производящее дознание, считает необходимым уточнить полученную информацию или получить разъяснение о механизме и порядке определения номеров телефонных абонентов.

Обстоятельства, которые могут быть выяснены в ходе допроса, перечислены примерно, и в каждом конкретном случае перечень
и последовательность вопросов определяется дознавателем (следователем).

В некоторых случаях целесообразно провести через определенный промежуток времени повторный допрос свидетеля. Воспроизводя показания вторично, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты (особенно, это касается лиц, непосредственно принявших по телефону сообщение о якобы готовящемся взрыве). Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении.

Также круг и последовательность вопросов могут зависеть от ряда ситуационных моментов, связанных с участием или неучастием лица
в происшедших событиях [5] .

Допрос подозреваемого. Выявить преступника – «это значит собрать сведения, указывающие на то, что данное конкретное лицо могло совершить расследуемое преступление» [6] .

Источниками информации о лице, сделавшем заведомо ложное сообщение об акте терроризма, могут быть: 1) следы и другие материальные носители информации, отображающие признаки искомого лица (следы его рук, ног и др.); 2) показания очевидцев содеянного, соучастников и иных лиц, располагающих сведениями о признаках искомого лица; 3) обстановка места происшествия и прилегающая к нему территория (места, откуда было передано сообщение и места «готовящегося» акта терроризма).

В целях сбора данных о личности преступника и месте его нахождения при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма могут проводиться следующие мероприятия: установление места совершения преступления (места, откуда было сделано сообщение); исследование места совершения преступления, а также места «готовящегося» акта терроризма, изучение обнаруженных там следов, других объектов; поиск и преследование преступника по «горячим» следам, в том числе с использованием помощи кинолога со служебно-розыскной собакой; изучение уголовных дел
о раскрытых и нераскрытых преступлениях, возбужденных по части первой статьи 207 УК РФ, совершенных на обслуживаемой территории за определенный период времени, отказных и проверочных материалов; опрос населения, работников предприятий, учреждений и организаций, иных лиц, находившихся в интересующий период времени поблизости от места совершения преступления (отдыхающие, вахтеры, дворники, продавцы киосков и т.д.); составление словесного или субъективного портрета преступника
(по показаниям очевидцев) с последующим его использованием в поисковых мероприятиях, проводимых силами подразделений милиции общественной безопасности, криминальной милиции, а также с помощью общественности; проверка имеющих отношение к делу сообщений в средствах массовой информации, устной и письменной информации (сигналов), поступающей
в правоохранительные органы от населения в конфиденциальной
и официальной формах о подозрительных лицах, случаях, событиях, представляющих оперативный и следственный интерес; мобилизация возможностей использования помощи лиц, оказывающих содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность; проверка на причастность к совершенному преступлению лиц, ранее судимых за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, а также лиц, склонных к хулиганским действиям; производство иных оперативно-розыскных и следственных действий поискового характера.

Существуют и другие способы выявления преступника. Это может быть сделано: путем проверки конфиденциальных сведений, поступивших по оперативным каналам; по результатам криминалистического анализа места, времени, мотива, цели, способа совершения и сокрытия преступления и других обстоятельств содеянного, в том числе с использованием криминалистической характеристики преступления; с использованием возможностей криминалистических учетов (например, автоматизированной дактилоскопической информационной системы «папилон», фонотеки голоса
и речи лиц, представляющих оперативный интерес и др.); посредством проверки версий о возможности совершения данного преступления конкретным лицом.

Тактика допроса подозреваемого определяется исходя из складывающейся ситуации. Общие положения тактики проведения этого следственного действия довольно подробно изложены в криминалистической литературе [7] .

Немедленный допрос подозреваемого в случае задержания его по горячим следам имеет как свои преимущества, так и недостатки. Задержанный непосредственно после совершения преступления злоумышленник обычно не успевает детально разработать линию своего поведения на допросе и тактику противодействия [8] . В то же время дознаватель в условиях предварительного расследования «по горячим следам» не всегда в состоянии тщательно подготовиться, что осложняет допрос.

В случаях, когда допрашиваемый изначально признает факт направления им заведомо ложного сообщения об акте терроризма, в ходе допроса следует выяснить все обстоятельства, входящие в предмет доказывания по данной категории уголовных дел.

Содержание задаваемых допрашиваемому вопросов и их последовательность зависят от конкретных обстоятельств расследуемого дела. После допроса показания подозреваемого необходимо тщательно проверить путем проведения различных следственных действий (допросов свидетелей, опознания), а также изучения уже имеющихся доказательств.

Если же подозреваемый не признает факта совершения им преступления, то следует детально зафиксировать его показания; подробно выяснить, где он был, что делал в обозначенный период времени и кто может подтвердить его показания. Положительный результат дает такой тактический прием, как детализация показаний допрашиваемого лица. Кроме того, для получения достоверной информации от подозреваемого в этой ситуации могут быть применены такие тактические приемы, как пресечение лжи, использование фактора внезапности, противоречий в показаниях допрашиваемого. Вызвать допрашиваемого, особенно ранее не судимого, на откровенный разговор позволяет разъяснение того, что чистосердечное признание и содействие раскрытию совершенного преступления законодатель считает обстоятельствами, смягчающими ответственность. Могут быть применены и другие тактические приемы.

Допрос несовершеннолетнего подозреваемого проводится
с обязательным соблюдением требований статьи 425 УПК РФ.

Предъявление для опознания. В некоторых случаях возникает необходимость в проведении такого следственного действия, как опознание. Опознание проводится в соответствии со статьей 193 УПК РФ.

Не останавливаясь на рассмотрении всех известных тактических приемов, применяемых при производстве любого вида предъявления для опознания [9] , отметим особенности этого следственного действия по уголовным делам
о заведомо ложном сообщении об акте терроризма.

В ряде случаев (например, если свидетель воспринимал не внешность преступника зрительно, а лишь его устную речь, а также когда сообщение
о готовящемся взрыве поступило на телефон, не оборудованный звукозаписывающей аппаратурой) возникает необходимость произвести опознание человека по голосу [10] . Опознание может быть осуществлено также на основе зрительных, осязательных и слуховых ощущений. Возможно, что опознание произойдет в результате сочетания информации, слагающейся из комплекса всех этих ощущений.

Опознание по голосу проводится с соблюдением тех же условий, что
и опознание по признакам внешности. Однако в данном случае имеется ряд специфических моментов.

Голос характеризуется высотой, силой, тембром. В соответствии с этим он бывает низкий, средний, высокий; слабый, средний, сильный; сопрано, дискант, тенор, альт, баритон и бас. Устная речь характеризуется большим количеством признаков: стилем, словарным запасом, темпом, формой изложения, патологией речи, акцентом и т.п. Интересны результаты экспериментов, которые показывают, что основным параметром, достаточным для идентификации личности по голосу при минимальном времени восприятия, является тембр голоса [11] .

Для восприятия голоса и речи наибольшее значение имеют такие факторы, как: расстояние, на котором воспринималась речь; тембр голоса; интонация и дикция говорящего; длина отдельных слов и фраз; состояние органов слуха воспринимающего, его сосредоточенность; наличие помех
в восприятии; понимание воспринимающим значения разговора, наличие у него общих и специальных познаний и др.

Большинство людей испытывают особые затруднения при описании голоса и речи [12] . Тембр, сила, высота и другие признаки голоса легко воспринимаются слушателями, но их весьма трудно описать человеку, не обладающему специальными познаниями в области языкознания. Поэтому
в процессе предварительного допроса опознающего дознаватель должен разъяснить содержание основных признаков голоса и речи, демонстрируя по возможности фонозаписи образцов речи и голоса иных лиц, не имеющих отношение к расследуемому событию.

При проведении допроса необходимо поинтересоваться состоянием слуха допрашиваемого, а также условиями, при которых он воспринимал речь (голос). Обязательному выяснению подлежат особенности голоса и речи лица, которого ему предстоит опознать, а также какие именно слова и фразы произносил преступник в момент доведения сообщения о якобы готовящемся акте терроризма.

Лицо, опознание которого производится по голосу, предъявляется опознающему вместе с другими лицами, но сходство предъявляемых должно касаться не их внешнего вида, а особенностей голоса и устной речи.

Решая вопрос о возможности и целесообразности проведения опознания по голосу, лицо, производящее расследование, должно учитывать возраст лица, воспринимавшего речь преступника. С возрастом понижается чувствительность к звукам высокой частоты при сохранении в норме восприятия низкочастотных звуков. Эта закономерность может объяснить довольно часто встречающееся обстоятельство, что лица пожилого возраста хорошо слышат мужские голоса
и плохо – женские и детские [13] .

Также необходимо учитывать время, прошедшее с момента первичного восприятия до момента проведения опознания. Чем меньше промежуток времени между указанными событиями, тем больше вероятность достоверного опознания.

Предъявление для опознания проводится в кабинете, в котором опознающий отделен от предъявляемого непроницаемой занавеской, так как опознание проводится только по слуховой памяти. При этом число понятых увеличивается, ибо они должны присутствовать и с той, и с другой стороны. Необходимо, чтобы дознавателю (дознаватель) оказывал содействие помощник, который находился бы с одной из сторон.

Прослушивание устной речи предъявляемых происходит по команде дознавателя; продолжительность речи и произносимые фразы заранее им оговариваются. Замысел дознавателя реализуется либо путем постановки соответствующих вопросов перед опознаваемыми, либо вовлечением их в диалог, либо указанием прочитать текст. Если опознающий заявил, что узнал голос и речь кого-либо из предъявляемых, он должен пояснить, каким по счету говорил тот человек, по каким характерным признакам произошло опознание. Дознавателю для получения от опознающего более точных и полных показаний надлежит задавать уточняющие вопросы [14] .

Однако предъявлять лиц для опознания непосредственно по голосу не всегда целесообразно. Известно, что устная речь по телефону имеет свои специфические характеристики – речевые (лингвистические) особенности, которые отсутствуют в речи говорящего при непосредственном восприятии собеседников [15] . Кроме того, изменяются акустические характеристики речевого сигнала. Именно поэтому опознание лица («лжетеррориста») по внешности
и голосу непосредственно нужно проводить лишь в тех случаях, когда опознающим выступает очевидец, который «напрямую» воспринимал подозреваемого или его речь в момент передачи последним сообщения
о готовящемся акте терроризма. Если опознающим выступает лицо, воспринимавшее сообщение по телефону, то целесообразнее проведение опознания по телефону либо по фонограмме речи.

Опознание лица по голосу посредством телефона проводится по вышеописанным правилам с той лишь разницей, что опознающий
и опознаваемое лицо со статистами находятся в разных помещениях
и восприятие опознающим устной речи происходит по телефону. Лицо, проводящее опознание, исходя из имеющихся данных о виде поступившего устного сообщения (заранее подготовленная или спонтанная речь), должно определить соответствующий способ воспроизведения речевых сигналов опознаваемым и статистами (чтение заранее подготовленного текста или свободный рассказ на заданную тему).

В случае проведения опознания по фонограммам опознающему
в присутствии понятых предлагается прослушать не менее трех фонограмм, на одной из которых записана речь опознаваемого. Голоса лиц, предъявляемых для опознания, темы разговора и содержание высказываний по возможности должны быть схожими. При этом на опознании целесообразно присутствие специалиста по эксплуатации звукозаписывающей и воспроизводящей аппаратуры, который осуществляет техническое сопровождение опознания.

Дознаватель присваивает номера фонограммам и последовательно,
в порядке, названном опознаваемым, воспроизводит их опознающему.
В протоколе такого следственного действия фиксируется процесс и результат его проведения. Особенность состоит в описании каждой предъявляемой для опознания фонограммы: темы разговора, характеристики воспроизводимых голосов и речи. В протоколе опознания необходимо зафиксировать описание признаков, по которым опознаваемый был опознан, с указанием их особенностей. Фонограммы приобщаются к материалам уголовного дела
в качестве приложения к протоколу опознания.

Большое значение для оценки достоверности проведенного опознания имеет поведение опознающего и опознаваемого в момент проведения следственного действия, а также категоричность ответов опознающего на вопросы дознавателя. Поэтому в процессе опознания необходимо вести наблюдение как за опознаваемым, так и за опознающим. В процессе проведения следственного действия виновный может проявить признаки волнения, стремления затруднить или сорвать опознание. Выявленные признаки имеют определенное оперативно-тактическое значение для дальнейшего процесса расследования.

Повышению вероятности опознания может способствовать соблюдение таких рекомендаций, как: проведение опознания в условиях, максимально приближенных к тем, в которых происходило запоминание признаков речи преступника; создание для опознающего благоприятного психологического климата (устранение боязни перед преступником); создание условий, исключающих возможность искажения преступником своего голоса, речи
(а если в момент доведения сообщения преступник искажал свой голос, то наоборот, создание условий для максимального сходства первичного сообщения с сообщением в процессе опознания); исключение какого-либо воздействия со стороны опознаваемого на опознающего.

На практике, как показывает анализ, в силу ряда объективных
и субъективных причин пока уделяется мало внимания возможности проведения этого весьма специфичного мероприятия. Положительным примером может служить случай, когда по факту заведомо ложного сообщения о готовящемся взрыве школы-интернта №1 по ул. Проспект 100 лет Владивостоку, в г. Владивостоке, 14 сентября 2001 г. прибывшие в интернат
к месту расположения телефона, с которого поступило сообщение, сотрудники милиции собрали находившихся там воспитанников (6 человек) и, установив связь с оператором «02», принимавшим сообщение, провели опознание по голосу, в результате которого был установлен подозреваемый. И хотя данное мероприятие было проведено без соблюдения требований УПК РФ,
в последующем результаты этого действия были процессуально закреплены
в ходе допросов [16] .

Допрос обвиняемого. Допрос обвиняемого – важное следственное действие на рассматриваемом этапе расследования заведомо ложного сообщения об акте терроризма. Хотя согласно главе 32 УПК РФ при производстве дознания обвинение как таковое не предъявляется. В уголовном деле может появиться данная процессуальная фигура, если в отношении подозреваемого избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и нет возможности составить обвинительный акт в течение 10 суток со дня заключения под стражу, а также в случае смены формы предварительного расследования с дознания на предварительное следствие.

Значение допроса обвиняемого состоит в том, что допрос служит источником доказательств, средством изобличения лица в совершении преступления, дает возможность изучить личность преступника, а также является одновременно средством защиты для изобличаемого в преступлении лица и способствует достижению назначения уголовного судопроизводства.

Успех допроса обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьей 207 УК РФ, зависит от подготовленности лица, производящего предварительное расследование, к его проведению. В первую очередь необходимо изучить материалы уголовного дела, так как в производстве у дознавателя находится обычно несколько уголовных дел и запоминание всех деталей каждого из них затруднительно. Предварительная подготовка способствует и правильному определению предмета допроса обвиняемого, решению вопроса о последовательности допроса соучастников (если таковые имеются) и т.д.

Неотъемлемой частью подготовки к допросу является изучение личности обвиняемого с целью получить представление о его индивидуальных особенностях, образе жизни, круге интересов, связях и т.д. Необходимость этого обусловливается тем, что при первом допросе подозреваемого
в совершении преступления предусмотренного частью первой статьи 207 УК РФ дознаватель может не располагать достаточными данными о нем. Тщательная подготовка помогает выбору правильной тактики допроса обвиняемого и других следственных действий, выявлению преступной деятельности допрашиваемого в полном объеме, выяснению причин и условий, способствовавших совершению преступления, определению наиболее эффективных методов воспитательного воздействия на преступника.

Для изучения личности обвиняемого в совершении заведомо ложного сообщения об акте терроризма используются архивные уголовные дела, учетные документы подразделений по профилактике правонарушений несовершеннолетних, запрашиваются характеристики с места работы (учебы), справки о судимости. Большую помощь в изучении личности обвиняемого могут оказать показания его родственников и знакомых, допрошенных
в качестве свидетелей [17] . Анализ следственной практики показывает, что зачастую дознаватели относятся к изучению личности преступника формально, приступая к нему незадолго до окончания расследования и ограничиваясь лишь проверкой о судимостях и истребованием характеристик с места работы (учебы) и места жительства.

Важный элемент подготовки к допросу обвиняемого – подбор доказательств и выбор тактических приемов их предъявления в ходе допроса.

Если обвиняемый признает себя виновным в совершении преступления и дает правдивые показания, возникает простая бесконфликтная ситуация. Основными задачами лица, производящего допрос, здесь являются оценка ранее собранных доказательств, проверка и уточнение сведений, полученных из показаний допрашиваемого.

Изучение следственной практики расследования преступлений
о заведомо ложном сообщении об акте терроризма показывает, что в таких случаях дознаватели часто ограничиваются краткой фиксацией показаний обвиняемого, что иногда приводит к непредвиденным последствиям. Во избежание недоразумений в подобных ситуациях целесообразно соблюдать следующие тактические рекомендации: а) детализировать обстоятельства совершения преступления; б) подробно выяснять обстоятельства, имевшие место до и после совершения преступления (это необходимо для выяснения других эпизодов преступной деятельности допрашиваемого); в) применять способы активизации памяти, если допрашиваемый начинает допускать неточности или ошибки при рассказе о происшедшем (в этих случаях могут быть применены тактические приемы, основанные на ассоциативных связях и актуализации забытого) [18] .

При частичном признании обвиняемым своей вины дознавателю необходимо выяснить, какие конкретно обстоятельства (и эпизоды) он признает, а какие отрицает.

Допрос обвиняемого по уголовному делу о заведомо ложном сообщении об акте терроризма, не признающего себя виновным, должен строиться
с учетом собранных в процессе предварительного расследования доказательств. При наличии достаточного объема доказательств их можно предъявлять все сразу или начать допрос с предъявления наиболее весомого [19] .

Могут применяться и иные тактические приемы устранения конфликтной ситуации [20] .

Нередко обвиняемые отказываются от дачи показаний. Задача лица, производящего допрос, в этой ситуации заключается в том, чтобы всеми законными средствами убедить допрашиваемого, что отказ от дачи показаний не пойдет ему во благо, что он не использует своего законного права защищаться от предъявленного обвинения [21] .

Читайте также:  Налог на дом по кадастровой стоимости

При выборе тактического приема, который целесообразно применить
в той или иной ситуации, необходимо учитывать характерные особенности личности преступника [22] .

Повторный допрос. Одним из эффективных тактических приемов обнаружения противоречий в показаниях подозреваемого, обвиняемого
(а иногда – свидетеля или потерпевшего) является повторный, более детальный допрос. Он должен проводиться для выяснения деталей различных обстоятельств, в связи с получением дознавателем доказательств, по иному освещающих эти обстоятельства; для восполнения пробелов, допущенных при первоначальном допросе; для выяснения новых обстоятельств по ходатайству ранее допрошенного лица.

По уголовным делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма повторный допрос следует проводить по вопросно-ответной системе. Такой метод позволяет скрыть истинную цель выяснения допрашивающим отдельных вопросов, выявить противоречия, предотвратить отказ от ранее данных показаний, изобличить допрашиваемого во лжи [23] .

Очная ставка. Важную роль в устранении противоречий, возникших
в показаниях ранее допрошенных лиц, при расследовании преступлений играет проведение очной ставки. При расследовании рассматриваемого преступления это следственное действие встречается относительно редко. Типичными обстоятельствами, обусловливающими необходимость проведения очной ставки по делам о заведомо ложном сообщении, об акте терроризма, являются противоречия в показаниях свидетелей и подозреваемого (обвиняемого) относительно обстоятельств передачи сообщения о готовящемся взрыве, противоречия в показаниях соучастников относительно факта совместного совершения преступления. В каждом конкретном случае дознаватель сам определяет цели и тактику очной ставки с соблюдением установленного законом порядка ее проведения (статьи 164 и 192 УПК РФ).

Необходимо отметить, что специфика проведения этого следственного действия по рассматриваемым делам связана с особенностями личности его участников и, главным образом, подозреваемого (обвиняемого) [24] .

Как правило, если подозреваемым является лицо, ранее привлекавшееся
к уголовной ответственности, то во время проведения очной ставки он может отказаться давать показания либо начнет вести себя агрессивно, оказывая психологическое воздействие на другого участника следственного действия.
С учетом отмеченных обстоятельств рекомендуется проводить очные ставки
с указанными лицами лишь в случаях, когда другие способы установления истины по спорным вопросам не дали результата.

Назначение судебных экспертиз. Рассмотрим наиболее важные вопросы их назначения при расследовании исследуемой категории преступлений.

Наиболее часто, как показывает практика, при расследовании заведомо ложного сообщения об акте терроризма назначаются трасологические, фоноскопические и почерковедческие экспертизы. Могут также назначаться автороведческие, взрывотехнические и иные виды экспертиз.

Необходимо отметить, что судебные экспертизы могут назначаться не только после возбуждения уголовного дела, а также на стадии проведения проверки сообщения (заявления) о преступлении. Данные обстоятельства зависят от сложившейся следственной ситуации и наличия в распоряжении дознавателя материалов, требующих экспертного исследования. Лицо, производящее расследование, должно своевременно назначать те или иные виды судебных экспертиз, памятуя о сроках расследования и необходимости получения доказательств и учитывая, что на производство экспертизы также требуется некоторое время.

В тех случаях, когда при осмотре места происшествия (места совершения преступления или «заминированного» объекта) либо письма или аудиокассеты, содержащих сообщение, обнаруживаются следы-отображения (рук человека, ног, обуви, одежды), возникает необходимость в назначении и производстве трасологических экспертиз. При этом, если подозреваемый не установлен, то лицо, производящее расследование, может назначить соответствующие диагностические экспертизы с целью получения данных, могущих помочь
в поиске и выявлении (установлении) преступника или объектов, которыми обнаруженные следы могли быть оставлены.

Круг диагностических вопросов, решаемых трасологическим исследованием, зависит от вида, характера, качества обнаруженных следов
и обстоятельств их обнаружения. По следам рук можно ориентировочно установить пол человека, оставившего следы, возраст (детский или взрослый), рост, профессиональную принадлежность, наличие особенностей (отсутствие пальцев, шрамы). Следы ног (обуви) позволяют определить примерный рост человека, пол, иные данные [25] .

Назначение трасологических экспертиз не исключает возможности производства исследования вещества, которым образован след. Так, посредством биологического исследования потожирового вещества следа руки можно установить группу крови [26] , а почвоведческого исследования вещества, которым образован след обуви, – групповую принадлежность и региональное происхождение почвы [27] .

Но наиболее часто по исследуемой категории уголовных дел назначается фоноскопическая экспертиза [28] (если сообщение, переданное по телефону, было записано или угроза была представлена на аудионосителе) для решения диагностических и идентификационных задач.

Перед диагностической фоноскопической экспертизой могут быть поставлены вопросы, связанные с установлением дословного содержания фонограммы, особенностей и национально-региональной принадлежности речи, пола, возраста, анатомических особенностей речеобразующего тракта, физических и психических характеристик лица передавшего сообщение, типа, условий и качества записи, особенностей записывающего устройства
и носителя фонозаписи.

Для того, чтобы идентифицировать лицо, эксперту вместе с носителем фонограммы, на которой записано сообщение о готовящемся взрыве, необходимо также представить носитель с образцами для сравнительного исследования. При этом материалы, представляемые для сравнительного исследования, должны содержать слова и фразы, в которых наиболее ярко проявляются особенности произношения, патологии речи или иные отклонения от общепринятых норм литературного языка.

Процесс получения сравнительных образцов осуществляется таким образом, чтобы при записи фонограммы испытуемый был вынужден произносить те же самые фразы и слова, что и в исследуемой записи. Особое внимание необходимо обращать на эмоционально-психологическое состояние лица при получении образцов, оно должно быть схожим с состоянием,
в котором передавалось заведомо ложное сообщение. Технические условия проведения записи при изготовлении экспериментальных образцов по возможности должны быть максимально приближены к условиям получения спорной фонограммы (те же звукозаписывающая аппаратура, скорость записи, акустические свойства помещения). Кроме того, рекомендуется произвести экспериментальную запись в оптимальных условиях, с использованием высококачественной звукозаписывающей аппаратуры.

Как показывает анализ практики, соблюдение критерия сопоставимости образцов является одной из наиболее актуальных и сложных проблем при подготовке материалов для производства фоноскопической экспертизы по делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. Так, например,
в результате производства фоноскопической экспертизы по уголовному делу, возбужденному по факту заведомо ложного сообщения о готовящемся взрыве здания – городского универмага в г. Партизанске Приморского края, эксперты на вопрос следователя «произнесена ли речь теми же лицами, образцы которых представлены?» ответили выводом о невозможности решения вопроса по существу, мотивировав это несопоставимостью экспериментальных образцов
и спорной фонограммы. На спорной фонограмме речь лицами воспроизводилась в состоянии алкогольного опьянения, а в представленных образцах речь воспроизводилась в нормальном состоянии [29] .

Часть преступлений, предусмотренных частью первой статьи 207 УК РФ, совершаются в состоянии алкогольного опьянения.

В случае задержания лица, совершившего преступление в состоянии алкогольного опьянения, по «горячим» следам сразу после совершения преступления или в течение незначительного промежутка времени, получение образцов для сравнительного фоноскопического исследования необходимо производить по возможности немедленно.

Помимо экспериментальных образцов в качестве материала для сравнительного исследования могут быть представлены условно свободные образцы – аудиозаписи бесед, где подозреваемого в ходе разговора вынуждают произносить определенные слова и обороты речи. Такие записи можно делать при производстве следственных действий. Если в процессе обыска по месту жительства подозреваемого будут обнаружены любительские аудиозаписи разговоров подозреваемого, они могут быть использованы для производства экспертизы в качестве свободных образцов.

Эксперту желательно сообщить все известные обстоятельства изготовления спорной фонограммы, а также когда производилась экспериментальная запись, какое оборудование для этого использовалось каково его техническое состояние, вид электропитания звукозаписывающего устройства.

На разрешение идентификационной фоноскопической экспертизы ставятся вопросы, связанные с установлением принадлежности голоса определенному человеку или принадлежности изучаемой фонограммы представленному на исследование звукозаписывающему аппарату (аппаратов).

Выбор экспертного учреждения, имеет, большое значение при назначении фоноскопической экспертизы проводимой по делам рассматриваемой категории. У практических работников вызывает определенные трудности, если содержание «заведомо ложного сообщения» было передано, например, лицом кавказской национальности. В этой связи практическим работникам необходимо помнить, что фоноскопическое исследование фонограммам голоса, изъятых в рамках уголовного дела, на любом языке, кроме русского, проводятся только в «Центре речевых технологий» (г. Санкт–Петербург). Все остальные исследования фонограмм на русском языке проводятся в экспертно-криминалистических подразделениях МВД России.

Кроме того, следует обратить внимание на смысловое содержание полученного сообщения об акте терроризма. В редких случаях подобные сообщения могут фактически не содержать информации о предполагаемом акте терроризма, но, вместе с тем, включать в себя такие ключевые слова как «заминировать», «бомба», «взрыв» и т.п., которые на психологическом уровне ассоциируются с терроризмом.

В данных ситуациях целесообразно проводить лингвистические экспертизы с целью установления смыслового содержания полученного сообщения.

Если письменное сообщение было сделано от руки, то может возникнуть необходимость в проведении почерковедческой экспертизы. Установить пол лица, написавшего текст, стало возможным благодаря математической теории, учитывающей вероятностно-статистические закономерности письма и почерка. Это позволяет сузить круг лиц, среди которых следует искать подозреваемого. Разработаны и успешно применяются методики, с помощью которых по почерку можно обнаружить признаки различных заболеваний, решить вопрос
о родном языке автора документа, написанного по-русски (это относится
к компетенции автороведческой экспертизы).

С помощью почерковедческого исследования можно установить принадлежность представленного на исследование письменного текста конкретному лицу, особенности написания, специфика орудия написания.

Исследования некоторых ученых показывают, что две трети анонимных писем написаны измененным почерком [30] . В этом случае установление исполнителя текста – трудная задача для эксперта, но все же разрешимая.

Чтобы успешно провести идентификационную экспертизу, необходимо обладать определенным объемом сравнительного материала – свободных, экспериментальных (выполненных под диктовку и переписанных) и условно-свободных образцов почерка. Необходим связанный текст определенного объема и направленности. Эксперту обязательно представляются оригиналы текстов.

Результаты проведенных экспертиз имеют немаловажное значение для предварительного расследования. Идентификационная экспертиза подтверждает или опровергает виновность конкретного лица в совершении преступления; диагностическая экспертиза позволяет сузить круг подозреваемых, выдвинуть обоснованные версии и направить расследование по верному пути.

Так, зная место возможного проживания, работы анонима, имея розыскную таблицу с данными устойчивых признаков элементов почерка и другую информацию, оперативный работник сможет искать исполнителя сообщения, сличая его почерк с рукописными материалами в организациях, учреждениях, местах скопления различных письменных материалов (квитанций, заявлений), заполняемых жителями обозначенного района, и т.д.

Необходимость в производстве автороведческой экспертизы возникает в случае поступления сообщения в письменном виде. При проведении автороведческого исследования можно определить возраст, пол, образование, профессию, национальность, место жительства и другие характеристики лица.

Необходимость в назначении взрывотехнической экспертизы возникает в случаях, когда заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве сопровождается изготовлением и закладкой на объект угрозы муляжа взрывного устройства. Для проведения исследования эксперту представляется предмет, обнаруженный при осмотре, в том виде, в котором он был изъят. Перед экспертом могут быть поставлены вопросы, связанные с выяснением наличия взрывных качеств у представленного на исследование взрывного устройства или вещества, а также имитирующего его предмета. И вопросы, связанные с установлением наличия специальных познаний, навыков
в соответствующих отраслях и ремесла у лица, изготовившего взрывное устройство.

Судебно-психиатрическая экспертиза назначается при наличии сомнений в психическом здоровье подозреваемого (обвиняемого). Поводами
к возникновению сомнений и назначению судебно-психиатрической экспертизы могут быть: 1) заявление подозреваемого или его родственников о том, что он находился на излечении в психиатрической больнице или состоял на учете у врача-психиатра; 2) ответ на запрос дознавателя из судебно-психиатрического лечебного учреждения или от врача-психиатра о том, что указанное лицо состояло на учете либо находилось на излечении; 3) наличие сведений о перенесенной данным лицом травме головного мозга; 4) указание различных лиц на странности поведения подозреваемого, а равно установление таких странностей самим лицом, производящим расследование.

Судебно-психиатрическая экспертиза может быть проведена стационарно (в психиатрическом стационаре), амбулаторно (без помещения лица
в психиатрический стационар) по месту расследования уголовного дела. При назначении стационарной судебно-психиатрической экспертизы для помещения в психиатрический стационар подозреваемого (обвиняемого), не содержащегося под стражей, в соответствии с требованиями статьи 203 УПК РФ необходимо судебное решение.

В случаях, когда обвиняемым является несовершеннолетний и у лица, производящего расследование, возникают сомнения относительно того, мог ли он полностью осознавать значение своих действий и руководить ими (при отсутствии хронического психического расстройства, временного психического расстройства, слабоумия либо иного болезненного состояния психики) вследствие отставания в психическом развитии, необходимо назначение судебно-психологической экспертизы или отдельных ее видов (судебная психолого-психиатрическая экспертиза, психолого-педагогическая экспертиза, медико-психологическая экспертиза).

На вероятность отставания несовершеннолетнего в психическом развитии могут указывать следующие обстоятельства: данные о его педагогической запущенности, легкомысленном отношении к своим противоправным действиям; несоразмерность между объективным содержанием поведения несовершеннолетнего и преследуемыми целями; свидетельские показания, указывающие на заметное отличие несовершеннолетнего от основной массы его сверстников; неадекватность оценки самим несовершеннолетним своих противоправных действий, отсутствие осознания им противоправности или общественной опасности своего поведения (поступка).

На разрешение судебно-психологической экспертизы ставятся вопросы, связанные с установлением у несовершеннолетнего психического заболевания, отставания и аномалий в развитии.

Результаты проведения экспертиз оформляются заключением эксперта
и позволяют дознавателю сделать выводы о причастности подозреваемого лица к совершению преступления, предусмотренного частью первой статьи
207 УК РФ. Заключение эксперта оформляется в соответствии со
статьей 204 УПК РФ.

Оценка заключения эксперта состоит с одной стороны – в тщательной, всесторонней и объективной проверке дознавателем и судом научной обоснованности, мотивированности и достоверности выводов, а с другой –
в определении доказательственного значения этих выводов. Остановимся на некоторых особенностях оценки дознавателем и судом заключения экспертизы. Дознаватель при оценке заключения экспертизы должен установить: произведено ли исследование в пределах предмета этой экспертизы
и компетенции эксперта. Условием правильной оценки заключения эксперта является тщательный анализ примененных конкретных методов исследования, последовательность их проведения, уяснения отсутствия противоречий исследовательской части акта и выводов. Дознавателю необходимо обратить внимание на полноту выявленных признаков, а также учесть, все ли выявленные признаки были использованы экспертом в процессе сравнительного исследования. Также он должен обратить внимание на то, как эксперт оценил совпадающие и различающие признаки, определил их достаточность для вывода о наличии или отсутствии тождества представленных на исследование материалов.

В случае, когда в заключении констатируется факт о невозможности эксперта решить поставленные перед ним вопросы, дознаватель обязан изучить причины такого вывода эксперта и проверить их обоснованность. Например, такой причиной может послужить то, что образцы экспериментальных фонограмм не отвечают предъявляемым требованиям.

Всесторонняя и объективная оценка дознавателем заключения эксперта является необходимым условием достижения назначения уголовного судопроизводства.

Производство следственных действий – не единственный способ собирания доказательств, допускается формирование доказательств путем производства иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом (часть первая статьи 86 УПК РФ). К иным процессуальным действиям, направленным на собирание доказательств, следует отнести требования, поручения и запросы прокурора, следователя, органа дознания и дознавателя (часть четвертая статьи 21 УПК РФ), которые могут быть адресованы различным юридическим и физическим лицам. Действия такого рода направлены на собирание доказательств, путем требования представить какие-либо сведения, предметы или документы.

Изучение материалов уголовных дел о преступлениях, предусмотренных частью первой статьи 207 УК РФ, позволяет сделать вывод о том, что чаще всего дознаватели обращаются с запросами в наркологический
и психоневрологический диспансеры по месту проживания обвиняемого,
а также к специальным учетам органов внутренних дел, содержащим сведения
о судимостях.

Следует отметить, что по уголовным делам данной категории, кроме вышеперечисленного, необходимо направлять запрос и в городскую телефонную станцию (ГТС) с целью получения информации о входящих
и исходящих телефонных звонках с установленного телефонного аппарата. Наличие данной информации в уголовном деле имеет доказательственное значение и позволяет сделать вывод о причастности к совершению рассматриваемого вида преступления. [31]

Также следует обратить внимание, что при совершении данного преступления государственными органами и учреждениями расходуются значительные силы и средства, связанные с предотвращением возможного террористического акта.

В целях возмещения понесенных государством затрат дознавателю в ходе расследования уголовного дела необходимо установить размер материального ущерба, причиненного государству.

Информация о материальных затратах запрашивается в финансовых подразделениях соответствующих государственных органов, задействованных при проверке заведомо ложного сообщения об акте терроризма.
В представленных документах должно быть отражено: финансовые затраты на выезд сотрудников правоохранительных органов и экстренных служб. Справка должна быть оформлена надлежащим образом и завизирована лицом, уполномоченным на её предоставление.

Установив, что преступлением причинен ущерб на сумму более 1 млн. рублей, данное деяние квалифицируется по части второй статьи 207 УК РФ. Дальнейшее расследование уголовного дела осуществляется следователями органов внутренних дел (статья 151 УПК РФ).

В соответствии с частью третьей статьи 44 УПК РФ гражданский иск
в защиту интересов государства предъявляется прокурором.

Для обеспечения возможности наложения ареста на имущество подозреваемого (обвиняемого) заявление гражданского иска представляется целесообразным на стадии предварительного расследования. В этой связи при необходимости применения указанной меры процессуального принуждения соответствующую информацию следует направлять прокурору для подготовки искового заявления.

3. Выполнение мероприятий профилактического характера

В соответствии с частью второй статьи 73 УПК РФ в ходе производства по уголовному делу подлежат выявлению обстоятельства способствовавшие совершению преступления.

Учитывая, что большая часть рассматриваемых преступлений совершается учащимися, а также лицами в состоянии алкогольного опьянения в качестве обозначенных обстоятельств следует определить:

низкий уровень разъяснительной работы в школах и иных образовательных учреждениях о негативных последствиях ложного сообщения об акте терроризма;

отсутствие должного воспитания подростков со стороны родителей (опекунов).

В случае совершения указанных преступлений, лицами зрелого возраста
к данным обстоятельствам можно отнести асоциальный образ жизни виновного лица, а также злоупотребление алкогольными напитками.

Для устранения обстоятельств, способствовавших совершению преступления, дознавателю в соответствии с частью второй статьи 158
УПК РФ и требованиями приказа МВД России от 19 января 2006 г. № 19
«О деятельности органов внутренних дел по предупреждению преступлений» следует направлять соответствующее представление в образовательные учреждения, а также проводить разъяснительные беседы в указанных учреждениях и с родителями подростков, привлекаемых к уголовной ответственности.

В данных представлениях немаловажным является указание на предъявленные гражданские иски к родителям подростков, подозреваемых
в совершении преступления, предусмотренного статьей 207 УК РФ.

В целях профилактики совершения новых преступлений
и информирования населения об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма представляется целесообразным размещать в СМИ сведения о результатах расследования данных преступлений и лицах привлекаемых к уголовной ответственности.

УОД МВД России

[1] Об общих вопросах тактики этого следственного действия см.: Ратинов А.Р. Обыск и выемка. М., 1961; Михайлов А.И., Юрин С.Г. Обыск. М., 1971; Леви А.А., Михайлов А.И. Обыск. М., 1983 и др. [2] Рассмотренные ситуации наиболее типичны для указанной категории уголовных дел (см., например: Драпкин Л.Я. Первоначальные следственные действия в методике расследования преступлений и проблема повышения их эффективности // Вопросы методики расследования преступлений. Свердловск, 1976. С. 43-45; Быков В.М. Особенности расследования групповых преступлений. Ташкент, 1980. С.19-25 и др.). [3] См.: Крайнов В.В. Совершенствуем взаимодействие следственного и оперативных подразделений. М., 1996. С.25. [4]Общие вопросы тактики допроса свидетелей освещены в работах: Закатов А.А. Тактика допроса потерпевшего на предварительном следствии. Волгоград, 1976; Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976; Порубов Н.И. Психологические основы допроса. Минск, 1966; Порубов Н.И. Научные основы допроса на предварительном следствии. Минск, 1978; Комарков В.С. Тактика допроса. Харьков, 1975; Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. М., 1970; Шестеров А.Г. Психология допроса свидетелей и потерпевших: Лекция. Ташкент, 1974; Кертэс И. Тактика и психологические основы допроса / Под общ. ред. А.И. Винберга. М., 1965; Быков В.М. Установление психологического контакта при допросе свидетелей // Криминалистика. Экспертиза. Розыск: Сб. научн. статей. Саратов, 1995. С.58-60 и др. [5] Брызгалова Э.Д. Влияние типичных следственных ситуаций на тактику допроса потерпевших // Уголовно-процессуальные и криминалистические проблемы предварительного расследования и судебного разбирательства: Межвуз. сб. научн. тр. Вып.31. Свердловск, 1974. С.128-129. [6] Образцов В.А., Топорков А.А. Установление лица, совершившего уголовное преступление в условиях неочевидности // Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М., 2001. С.601. [7] См., например: Карнеева Л.М., Соловьев А.Б., Чувилев А.А. Допрос подозреваемого и обвиняемого. М., 1969; Богинский В.Е. Система тактических приемов допроса подозреваемого: Дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1980; Белкин Р.С., Лифшиц Е.М. Тактика следственных действий. М., 1997. С.97-128 и др. [8] Гармажапова Т.Б. Особенности тактики допроса потерпевшего, подозреваемого при расследовании хулиганства по горячим следам // МВД России – 200 лет. Материалы международной научно-практ. конференции. Санкт-Петербург, 28-29 мая 1998 г. Ч.3. СПб., 1998. С.136-140. [9] Общетеоретические вопросы проведения опознания рассмотрены в работах: Петренко В.М. Предъявление для опознания при расследовании преступлений. М., 1975; Бурданова В.С., Быховский И.Е. Предъявление для опознания на предварительном следствии. М., 1975; Крикунов А.Е., Маевский А.Ф. Тактика и психологические основы предъявления для опознания. Киев, 1977; Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве: (Процессуальные и психологические проблемы). Минск, 1975; Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания./ Под ред. И.М. Лузгина. М., 1971; Самошина З.Г. Вопросы теории и практики предъявления для опознания на предварительном следствии. М., 1976 и др. [10] См. например: Ложкевич А.А., Снетков В.А., Шаршунский В.Л. Предъявление фонограмм для опознания личности. М, 1978. [11] См.: Пашина А.Х., Морозов В.П. Опознание личности по голосу на основе его нормального и инвертированного во времени звучания // Психологический журнал. 1990. № 3. С.70-78. [12] Косарев В.Н., Назаров А.Б. О тактике предъявления для опознания по голосу // Современные проблемы криминалистики: Межвуз. сб. научн. тр. ./ Под общ. ред. Б.П. Смагоринского. Волгоград, 1999. С.61. [13] Косарев В.Н., Назаров А.Б. Указ. соч. С.63. [14] Гинзбург А.Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учеб.-практ. пособие. М., 1996. С. 42-43. [15] См.: Шаршунский В.Л., Ложкевич В.А. и др. Экспертная идентификация человека по магнитным фонограммам устной речи. М., 1987. С. 22. [16] Уголовное дело №677325-/2001 // Архив Советского районного суда г. Владивостока. [17] Более подробно об изучении личности обвиняемого см.: Коршик М.Г., Степичев С.С. Изучение личности обвиняемого на предварительном следствии. Изд. 2-е, испр. и доп. М., 1969; Цветков П.П. Исследование личности обвиняемого (на предварительном следствии и в суде первой инстанции). Л., 1973; Глазырин В.Ф. Изучение личности обвиняемого и тактика следственных действий. Свердловск, 1973; Ведерников Н.Т. Личность обвиняемого и подозреваемого: (Понятие, предмет и методика изучения). Томск, 1978; Антонян Ю.М. Изучение личности преступника: Учеб. пособие. М., 1982 и др. [18] Г.Г. Доспулов называет некоторые из них: «смежность», «сходность», «контрастность» и т.д. (см.: Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976. С.72-74). [19] См., например: Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе. М., 1981; Карнеева Л.М. Процессуальные правила и тактика допроса подозреваемого и обвиняемого // Руководство для следователей. М., 1981. Ч.1. С.335-340 и др. [20] Побережный С.К. Криминалистические средства разрешения конфликтов и конфликтных ситуаций на предварительном следствии: Автореф. дисс. …канд. юрид. наук. Калининград, 2000; Замылин Е.И. Тактико-психологические основы допроса в конфликтной ситуации: Дисс. …канд. юрид. наук. Волгоград, 1996; Зайцева И.А. Особенности тактики допроса обвиняемого на предварительном следствии при участии адвоката-защитника // Рос. следователь. 2001. № 8. С. 2-7. [21] См.: Кулагин Н.И., Порубов Н.И. Организация и тактика допроса в условиях конфликтной ситуации. М., 1977. С.36. [22] См. криминалистическую характеристику преступления. [23] См.: Рябоконь В.В. Организационные и тактические основы повторных следственных действий: Дис. канд. юрид. наук. М., 1982. [24] См., например: Соловьев А.Б. Очная ставка на предварительном следствии. М., 1970; Соловьев А.Б. Очная ставка // Руководство для следователей. М., 1971; Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1967. С. 217-226; Бахарев Н.В. Очная ставка: Уголовно-процессуальные и криминалистические вопросы. Казань, 1982; Гаврилов А.К., Закатов А.А. Очная ставка: Учеб. пособие. Волгоград, 1978. [25] См., например: Трасология: Справочник криминалиста. Т.1. Гомеоскопия / Авт.-сост.: Г.Н. Степанов, А.И. Бронников Волгоград, 1997; Ищенко П.П. Получение розыскной информации в ходе предварительного исследования следов преступления. М., 1994; Салтевский М.В. Следы человека и приемы их использования для получения информации о преступнике и обстоятельствах преступления: Лекция. Киев, 1983 и др. [26] См., например: Ищенко Е.П. Криминалисты раскрывают тайны. Свердловск, 1982. С.142. [27] См. например: Справочная книга криминалиста / Отв. ред. Н.А. Селиванов. М., 2001. С.553-554. [28] Об организации производства указанных экспертиз см., например: Галяшина Е.И., Хуртилов В.О. Организация производства судебных фоноскопических экспертиз в ЭКП ОВД России // Роль и значение деятельности Р.С. Белкина в становлении современной криминалистики. Мат-лы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р.С. Белкина). М., 2002. С.324-327. [29] Заключение эксперта №3573 от 13.11.2002 г. // Архив ЭКУ ГУВД г. Партизанска Приморского края. [30] См.: Ищенко Е.П., Любарский М.П. В поисках истины. М., 1986. С.47-48. [31] См.: Аврамцев В.В. Кравчук О.Н. Тактика общения с «телефонными террористами» – сборник ЭКЦ МВД РФ. Криминалистика 21 век: Материалы научно-практической конференции. Т.2. М.: 2001. С. 271-275.

источник