Меню Рубрики

Когда идешь получать самые дорогие побои

До середины 2016 г. любые побои – насильственные действия, не причинившие какой-то серьезный урон здоровью, – считались уголовным преступлением. Затем по инициативе Верховного суда из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось: за них могли дать реальный срок. Но и эти нормы действовали всего полгода. В феврале 2017 г. любые побои, нанесенные на бытовой почве, перестали быть уголовным преступлением, если совершены впервые. Теперь побои – это административное правонарушение и первый раз не влекут судимости. Но за их совершение предусмотрен штраф до 30 000 руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы. Каков же реальный итог декриминализации побоев?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы. Если в 2015 г. из 59 500 представших перед судом за побои были осуждены почти 16 200 человек, то только за первое полугодие 2017 г. – меньше чем за пять месяцев действий новых правил – наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51 700 человек.

Но это не связано с ростом агрессивности граждан. Декриминализация существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

Побои как преступление были статьей частного обвинения, т. е. до февраля 2017 г. жертва должна была сама написать заявление, собрать доказательства и обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в суд. Однако обычно жертва, не зная разницы между составами публичного и частного обвинения, обращалась в полицию. Здесь в типовую историю о семейных побоях вступал участковый уполномоченный, основным стимулом которого было раскрыть как можно больше преступлений. Для участкового это была неудобная статья. Жертва часто мирилась с обидчиком еще до подачи заявления в суд, и участковому это в зачет не шло. Он прекрасно понимал, что усилия, потраченные на помощь в сборе доказательств, с точки зрения его ведомственного интереса могли оказаться потраченными впустую, поэтому в самом благоприятном случае участковый лишь учил потерпевшего, как оформить заявление и получить медицинскую справку, уповая на то, что жертва все же дойдет до судьи и преступление зачтется ему как раскрытое. Если дело о семейном насилии брался поддерживать прокурор, то в качестве профилактики он вел его к примирению сторон. На злодее ставилась метка о привлечении к ответственности, но не судимость.

Таким образом, жертве побоев не стоило рассчитывать на действенную защиту с помощью уголовного преследования. В период, когда наказание за домашнее насилие предусматривало лишение свободы, из 25 400 обвиняемых, признанных виновными в нанесении побоев, был изолирован 301 человек.

Сейчас уже можно сказать, что административное наказание за побои оказалось эффективнее уголовного. Почему?

Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов – это тоже показатель работы. При этом результативность работы по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление. Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств.

Во-вторых, судьям не надо тратить время на оформление уголовного дела. Теперь их основная задача – лишь рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет – ведь теперь отозвать заявление невозможно. При этом возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72 300 протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии 2017 г., к наказанию привели только 51 700. То есть 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство. Для сравнения: в 2015 г. оправдательные исходы получили 10 500 человек (17,6%) из 59 500 обвиняемых в побоях.

В-третьих, судьи чаще стали назначать наказание, связанное с изоляцией. За первое полугодие административному аресту были подвергнуты 4400 человек (8,5% наказанных). Можно предположить, что у участкового теперь стало больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде. В итоге жертвы побоев теперь получили больше шансов не остаться с агрессором под одной крышей, как это было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

В-четвертых, декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей. Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу, был несоразмерным негативным последствиям для семьи. После перевода побоев в разряд административных правонарушений мотивация социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки повысилась.

Все это объясняет кажущийся парадокс: декриминализация побоев ведет к росту социального контроля, а не к его ослаблению. В итоге правоохранительные органы и суды получили больше стимулов преследовать за побои, включая домашнее насилие. Жертвы и социальные работники имеют меньше стимулов скрывать факты насилия, поскольку они не несут теперь рисков, связанных с записями о судимости в истории семьи, и больше возможностей временно избавиться от обидчика.

источник

В связи с участившимися вопросами и дискуссиями на сайте по теме менталитет арабов (сегодня опубликована еще одна новая статья), мы решили выложить некоторые заметки о самой оберегаемой части женщин планеты.Многое из написанного было сказано уже не раз на нашем сайте, однако сделать акцент на некоторых моментах все же стоит, чтобы наше народонаселение читало и просвещалось из аутентичных источников, а не “Мемуаров принцесс” и прочей фантазии.Две заметки, которые мы сегодня публикуем, расскажут вам про жизнь мусульманских женщин, Автор первой — Наталья Бахадори, мусульманка, жена афганца, проживающая в Афганистане, второй — известная блоггерша-мусульманка, Юлия, жена саудийца, проживающая в ОАЭ. Большинство людей на нашей планете ужасаются и возмущаются созданным образом мусульманской женщины.Оба материала раскрывают одну и ту же тему, поэтому мы объединили их в одну статью. Феминистки пытаются бороться за права восточных женщин, призывая к освобождению живущих в рабстве мусульманок.Европейские женщины ни за что не пожелают своим дочерям мужа-мусульманина.А всё потому, что созданный образ жены мусульманина красив только в романах, где женщина ждёт и томится, а мужчина выступает в роли спасителя.На самом деле, этот образ женщины-мусульманки базируется на нескольких мифах. Несчастные, бедные мусульманки не имеют свободы и лишены всех прав. Замуж их выдают против воли, как бесправных животных. Мужья-мусульмане диктаторы и тираны, имеющие, к тому же, нескольких жён.

Они не имеют права выйти за пределы дома без особого разрешения и без сопровождения. Жёны мусульман не получают образования и никогда не работают.

Средства массовой информации и разнообразные издания, как художественные, так и публицистические, широко рекламируют этот образ. И то, что вы читаете её, и является первым опровержением данного мифа.

Во многих телепередачах показывают гаремы, в которых томятся жёны-рабыни, попавшие туда не по своей воле, а только лишь по стечению обстоятельств (в особенности, если речь идёт о славянках). О том, что мусульманские женщины и работают, и учатся, речь пойдёт ниже.

«Бедные» женщины, пряча лицо под паранджой, время от времени утирают набегающие слёзы. А здесь хочу сказать о том, что мусульманки активны в социальной жизни.

Несчастные женщины находятся в ожидании победы феминисток, борющихся за освобождение восточных рабынь. Они создают и вступают в женские организации, отстаивают свои права, но не те, за которые борются феминистки, а противоположные: за право получать работу вне зависимости от исповедуемой религии, право носить платок, которое многие считают символом рабства, и другие права, в которых демократические страны их ущемляют.

Когда мусульманские женщины России отстаивали право фотографироваться для паспорта с покрытой головой, они делали это сами.

Их не заставляли это делать их мусульманские мужья, возмущённые видом неприкрытых голов жён на фото в паспорте.

Эти женщины самостоятельно приняли решение о том, что носить платок на голове – это их право, и без сторонней помощи сумели настоять на своём.

Во время судебных разбирательств поддержать заявительниц приходили толпы мусульманских женщин.

Когда мусульманские девушки приходили в монастырь, монахини жаловались им на обязательство снимать головной убор во время фотографирования для документов.

А когда их спросили, почему они не отстаивают свои права, они ответили, что на это их не благословляют святые отцы.

Это один из многих примеров того, насколько свободны женщины, исповедующие ислам.

Замужество против воли – это лишь кадр из мелодрамы.

Родители, любящие своих детей и желающие им счастья, никогда не будут неволить.

В реальной жизни девушки Востока самостоятельно принимают участие в выборе будущего мужа.

Потому что главное требование исламской религии в этом вопросе состоит в том, что муж и жена не должны быть противны друг другу.

Может, кто-то из непосвящённых читателей удивится этому. Мусульманские женщины не только умеют обращаться с компьютером, но даже подбирают себе мужей с помощью интернета.

Единственное ограничение состоит в том, что они не могут себе позволить совместного проживания с будущим супругом, чтобы «проверить чувства».

Европейки, свободные в этом отношении, стали жертвами своей же свободы: их соотечественники после такой «проверки чувств» чаще всего сбегают, не доведя дело до свадьбы, и продолжают проверять чувства уже с другой женщиной.

А счастливые свободные женщины пишут книги на тему того, как быстрее заполучить штамп в паспорте с гражданским супругом.

Чего только не пишут, от советов напоить мужчину и вести в ЗАГС «тёпленьким», до измены, чтобы разбудить у потенциального жениха собственнические чувства.

Я вас уверяю, что ни одна «мусульманская рабыня» не будет мечтать о такой свободе.

Заканчивая разговор на тему замужества, хочу напомнить, что Кораном разводы допускаются, хотя и считаются нежелательными. Само собой, мужчины мусульмане будут со мной спорить, но суть пословицы «муж, конечно, голова, но шея-то – жена» как раз отражает жизнь мудрых женщин Востока. В течение четверти часа муж бегал по рынку и искал потерявшуюся жену.

Я стараюсь учиться у них этой мудрости, как приручить своего «дикого зверя», но так, чтобы он чувствовал себя всегда хозяином положения, ведь он этого очень хочет. На жаре жена быстро устала и начала тактично подавать об этом сигналы. После этого он шёл уже не так быстро, всё время на неё оглядывался. Да, встречается такое, когда у мусульманина четыре жены, но это крайне редко. А вот «свободные» мужчины из Европы, считая себя правыми, трубят о том, что измена – это норма в свободных отношениях.

Всё вышеописанное доказывает общение с мусульманами-иностранцами. Могу привести личный пример наблюдения за такими «деспотами». То хмурилась, то улыбалась, посмеивалась над своей слабостью. Она же уже более красноречиво подавала сигналы о том, что устала. Тогда она присела на бордюр и прямо сказала, что дальше не пойдёт. Я думала, что произойдёт скандал, ждала взрыва восточного темперамента, мордобития и последующего развода. И дальше ещё довольно долго искупал свою вину, потому что супруга была немного обижена – ровно настолько, насколько её это устраивало. «Я никому не принадлежу», «я не собственность», «делаю, что хочу» — это тот бред, который постоянно пережёвывается свободными женщинами.

А когда жена стареет, её бросают и женятся на другой.

Вот как раз на такой случай свободные женщины решили, что к старости нужно иметь много денег, чтобы «купить» себе нового мужа. И даже если мужчин будет меньше, чем женщин, партнёр найдётся для каждой. И существует не так много мест, куда мусульманский мужчина не позволит пойти своей жене.

] Свобода же женщин иных вероисповеданий видится им таким образом, что они ходят куда хотят, а вот мужья могут пойти куда-то только с разрешения супруги. А если не разрешит, значит, ей туда и не нужно ходить.

Мусульманским женщинам не просто разрешается учиться, это является обязательным требованием шариата – получение знаний и обучение других этим знаниям.

И ещё – женщины, исповедующие ислам и имеющие желание работать, не встречают на этом пути никаких препятствий. Но главное отличие от свободных женщин Европы состоит в том, что мусульманки не обязаны зарабатывать деньги, эта целиком и полностью мужская обязанность.

Сам пророк в свободное время не брезговал заниматься домашними делами.

А к обязательным женским обязанностям относится воспитание детей и ведение дома.

Если с этими своими обязанностями она справляется, то муж позволит ей работать «для души».

В конце хочется отметить, что большинство мусульманских женщин, с которыми я знакома, счастливы со своими «тиранами», испытывают удовольствие от жизни и не помышляют о другой.

Но, конечно, существуют и исключения, которые заинтересованные информаторы возвели в правило.

И вот из этих исключений и родились мифы о «рабынях» Востока.

По материалам статьи Натальи Бахадори, русской мусульманки, жены афганца, проживающей в Афганистане . Об этих «ужасных» вещах слышали все без исключения. Больше всего нападок со стороны защитниц прав женщин происходит на страны Персидского Залива.

Эти мифы постоянно обсуждаются на различных сайтах знакомств и форумах: — «арабы бьют своих жён и не разрешают им выходить из дома», — «арабы не разрешают жёнам учиться и получать образование», — «у арабов обязательно несколько жён», — «арабы грязнули и дурно пахнут», — «арабы все поголовно – террористы», — «детей своих арабы не любят», — «арабы сплошь религиозные фанатики», — «в арабских странах женщины не имеют никаких прав» и т.д. Скорее всего, причиной этому является тот факт, что женщины в этих странах закрывают свой лицо (носят никаб и абайю).

И мало кому приходит в голову, что женщины там сами выбирают такой образ жизни и носят всё это с удовольствием. Дайте право порабощённым арабкам носить короткие юбки и майки!

А вот, тем временем, если спросить любую жительницу арабской страны, что она предпочтёт носить, если ей дать выбор – одежду, принятую в странах демократии или абайю – почти все выскажутся в пользу последнего.

И в это время возле неё не будет арабского мужчины, слушающего её ответ.

— ну да, забивают до смерти, причём палками или же кулаками.

А для того чтобы выйти за порог дома, необходимо спец разрешение из министерства. А потом поплакали, пожалели несчастных мусульманок и стали доказывать всем и вся, какая это жестокая религия – ислам, и каким дикими зверьми являются все арабы. Причём верят в это гораздо с большей охотой, чем объективной реальности.

А реальность такова, что: если муж-араб хоть раз поднимет руку на жену, даже если это будет просто пощёчина – это не пройдёт для него без последствий.

В первую очередь, жена сразу же помчится к своим родственникам мужского пола с криками о том, что муж её избил (даже если это была просто пощёчина). Вместо того чтобы бежать к родне, жена просто отправится в отделение суда и потребует развода.

А во-вторую, эти родственники сразу же явятся и как следует всыплют её мужу. А в случае, если на её теле будут синяки и ссадины – весомое доказательство – развод ей дадут без дальнейших разбирательств.

И теперь скажите: сколько русских мужей избивают своих жён, а они всё терпят, прощают и просто из страха не идут никуда жаловаться?

Да, и вот ещё: из дома мусульманские жёны выходят, когда им это нужно, как и в любых цивилизованных странах (глухие деревушки не будем брать в расчёт).

В столице Арабских Эмиратов непоздним вечером можно стать свидетелем такой картины: к торговому центру подъезжает огромный автомобиль, из него с гордостью выходит несколько местных женщин, ослепляя окружающих блеском бриллиантов и поправляя свои атласные одеяния.

И чаще всего они бывают без мужского сопровождения. В Саудовской Аравии, к примеру, количество молодых женщин без высшего образования составляет всего лишь 10% от общего числа.

Читайте также:  Порядок действий когда умирает человек

А уж об Эмиратах и говорить нечего – здешние женщины учатся во многих лучших ВУЗах мира или же у себя на Родине – университетов здесь предостаточно, и можно получить вполне достойное образование.

И кстати, практически ни один из моих знакомых арабов не хочет брать в жёны девушку без высшего образования. — давайте рассмотрим голую статистику: всего-навсего 5% мужчин из Персидского Залива имеют двух или более жён.

А ведь численность населения там равна тридцати миллионам, откуда половину составляют мужчины.

Одним словом, процент многожёнцев очень мал, и даже не у всех шейхов есть несколько жён.

А молодые мужчины-арабы вообще утверждают, что хотят иметь лишь одну жену, причём жениться хотят по любви.

Расскажу случай, который произошёл несколько лет назад в Абу-Даби.

Мужчина привёл вторую жену, сделал всё как положено: поселил их на виллах в разных концах города, каждой купил по автомобилю и т.д. Как-то первая жена в городе наткнулась на своего супруга со второй женой.

С яростью накинулась на них, дралась и вела себя неприлично. Во время допроса женщина заявила, что муж к ней несправедлив, так как с ней он проводит лишь три дня в неделю, а со второй женой – четыре.

Муж был в недоумении, ведь в неделе всего семь дней… Я за всю жизнь в Арабских Эмиратах не встречала таких, кто бы поддерживал террор.

Но судью это не убедило, его первую жену признали правой, она получила развод и солидную часть мужниного имущества. И стал ли бы судья в России присуждать жене половину имущества супруга на основании того лишь факта, что он проводит с любовницей больше времени, чем с женой? Таких чистоплотных людей, как в Арабских Эмиратах, я вообще нигде больше не встречала. Помимо этого, мужчина ни за что не оденет гандуру в течение двух дней подряд. К тому же, арабы моются по пять раз на дню, а в душ обязательно идут после каждого интимного контакта с женой. Их, в принципе, это и не интересует, они сидят и неторопливо пьют свой кофе в Старбаксе.

А вот сейчас ответьте: сколько русских мужчин имеют женщин на стороне? Знаю лишь, что в Саудовской Аравии при некоторых ВУЗах существуют подобные организации, но это – меньшинство, и это настолько стыдно, что люди вслух это не обсуждают.

Утверждение о том, что все арабы являются террористами, представляет собой показатель необразованности и невежества.

И если вы в интернете познакомились с мусульманином, не нужно обсуждать с ним такие вопросы в переписке.

Утверждение о том, что все арабы являются террористами, представляет собой показатель необразованности и невежества.

И если вы в интернете познакомились с мусульманином, не нужно обсуждать с ним такие вопросы в переписке.

Если бы вы только видели арабов во время прогулок со своими детьми в торговых центрах и парках!

Как они нежничают со своими дочками, носят на руках и катаются с ними на аттракционах!

Часто вижу, как перед шоппинг-центром стоит араб в гандуре, окружённый детьми. Они с удовольствием ходят с женой и детьми по магазинам и не ноют, что покупки – это не мужское дело. Наоборот, мои подруги из Эмиратов удивляются образу жизни женщин в России: дома нужно весь день пахать (а у арабок для этого есть домработницы), и за детьми присматривать (у арабок для этого есть няни), и муж домой приходит уставший и недовольный, плюс гонит на работу (ни один араб никогда не заставит жену идти зарабатывать деньги).

А в это время его жена скупает в магазине всё подряд: одежду, туфли, украшения и т.д. Везде ходят вместе, держась за руки, по ним видно, что они получают удовольствие от того, что вся семья вместе. Это отнюдь не призыв заводить домашнюю обслугу – это просто ответ тем, кто привык к стереотипу о мусульманских жёнах.

Одним словом, им жаль свободных и независимых женщин Европы.

Святой Иоанн Милостивый родился на Кипре в городе Амафунте в знатной семье и с детства воспитывался в благочестии.

Когда Иоанну было пятнадцать лет, ему привиделась очень красивая девушка с венком из оливковых ветвей на голове, которая назвалась старшей дочерью Великого Царя.

«Подружись со мной,– сказала она,– никто не имеет к Царю такого скорого доступа, как я. Размышляя о видении, юноша понял, что это было само Милосердие.

«Так значит,– решил он,– надо творить добрые дела и подавать милостыню». По дороге ему встретился раздетый, трясущийся от холода нищий.

«Сейчас проверю,– подумал юноша,– какую благодать дает милосердие»,– и, сняв верхнюю одежду, отдал нищему.

источник

Как сообщили в Судебном департаменте, за полгода по статье КоАП «Побои» были наказаны 51,6 тысячи человек. Из них 4,3 тысячи побывали под административным арестом. А 6,8 тысячи искупили провинность на обязательных работах — в свободное время на благо общества.

Сегодня полиция уже не разводит руками перед жертвами домашних конфликтов, мол, вот убьет, тогда приходите. Сейчас у стражей порядке есть рычаги, чтобы заставить дебошира ответить.

Напомним, в прошлом году были приняты резонансные поправки в Уголовный кодекс. Помимо прочего они декриминализировали статью «Побои». Точнее, рукоприкладство было разделено на бытовое (за него наказывают в рамках КоАП) и хулиганское, а также совершенное по мотивам расовой, религиозной или политической ненависти. За это привлекают к уголовной ответственности. Статья УК «Побои» также работает.

По данным Судебного департамента, по ней за шесть месяцев были осуждены 2,7 тысячи человек.

Новые нормы значительно упростили наказание сторонников кулачного права. Теперь для наказания драчуна достаточно протокола полиции и справки из травмпункта. Поэтому ни соседи-драчуны, ни уличные хамы уже не могут чувствовать себя хозяевами положения.

Например, в Санкт-Петербурге пенсионер сделал на улице замечание пьяному прохожему. В ответ пьяный набросился на пожилого человека, избил, сломал тому очки. Правоохранительная система сработала, как часы. Полиция задержала виновника, оформила материалы. Суд признал драчуна виновным в совершении правонарушения, предусмотренного статьей 6.1.1 КоАП РФ «Побои». А прокуратура еще и подала иск о взыскании с дебошира 80 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда пенсионеру.

При прежних нормах правоохранители вполне могли отказать в возбуждении уголовного дела и предложить пенсионеру самому подавать в суд на обидчика. По данной статье был предусмотрен уголовный процесс в порядке частного обвинения: когда обвинителем выступает не прокурор, а жертва. Собирать доказательства и вести процесс пришлось бы самому пенсионеру.

Но если бы вину прохожего не удалось доказать — а в уголовном процессе жесткие требования, — суд бы его оправдал, пенсионер бы еще заплатил тому компенсацию в порядке реабилитации, то есть восстановления честного имени.

Когда принимался закон, декриминализирующий наказание за побои, некоторые эксперты выступали с критикой, якобы побои легализуются. Но это были ошибочные утверждения. Наоборот, как рассказал «РГ» адвокат Юрий Коршунов, поправки ввели надежные механизмы защиты граждан от рукоприкладства в бытовых ситуациях. Статистика это подтверждает. В прошлом году по старой статье УК «Побои» за шесть месяцев были осуждены около 10 тысяч человек. То есть благодаря декриминализации количество наказанных за побои выросло более чем в пять раз.

Эксперт также напомнил, что за повторные побои предусматривается уже уголовная ответственность. «Поэтому нет и речи о том, что отношение к дебоширам смягчилось», полагает адвокат Юрий Коршунов.

Добиться судимости для того, кто регулярно пускает в ход кулаки, сейчас несложно. Первый раз — административная статья. Не понял, опять полез в драку — статья становится уголовной. Но здесь уже весомым аргументам для суда становится прежнее административное дело. Так что дело сразу становится легким для прокуратуры.

Вот случай из жизни: житель одного из поселков в Мурманской области ударил свою возлюбленную головой о стену. Полгода назад его уже штрафовали за побои. Теперь все: возбуждено уголовное дело.

Правоохранители уже не отворачиваются от семейных ссор, а активно составляют протоколы. В Белгородской области житель Корочанского района отработает 80 часов на благо общества за то, что в ходе семейной ссоры побил супругу. В Кировской области житель Яранского района, инвалид, заплатил 5 тысяч рублей за то, что в ходе семейной ссоры ударил мать.

А Кировский районный суд Иркутска оштрафовал на 25 тысяч рублей 41-летнюю женщину, которая побила дочь из-за новой стрижки. Как сообщает пресс-служба суда, женщина лишена родительских прав. Происшествие случилось, когда дочь пришла к ней в гости. Увидев, что у девочки острижены волосы, мать стала материться и хватать ее за волосы. Потом она схватила девочку за воротник куртки и бросила на диван, та ударилась головой о спинку дивана и получила ссадину и кровоподтек.

Женщина свою вину не признала. Тем не менее для административного наказания материалов у суда оказалось достаточно.

Правозащитник Александр Хуруджи в беседе с корреспондентом «РГ» не исключил, что число наказаний за побои будет расти. «Но здесь надо анализировать практику, — сказал он. — По сути, сегодня правоохранители могут вмешаться в семейные дела и тогда, когда вмешиваться не стоит. Например, отправить под административный арест на 15 суток отца за подзатыльник ребенку. А поводом для возбуждения производства может стать сигнал прохожих: кто-то на улице снимет на мобильный телефон, как, скажем, отец дал подзатыльник ребенку, бросившемуся перебегать улицу на красный свет. А отчетность в правоохранительных органах никто не отменял. Вполне возможно, что ради улучшения показателей отца накажут. Поэтому сейчас надо внимательно следить, по какому пути пойдет практика, и не допустить перегибов».

Главный момент, на который почему-то мало обращается внимания в спорах: побои выведены из-под действия принципа презумпции невиновности. Со всеми вытекающими последствиями. В уголовных делах он предусмотрен. Поэтому правоохранители раньше неохотно брались за дела о побоях. А в делах об административных правонарушениях таких сложностей нет.

источник

Насилие в семье – тема глубоко табуированная в России: некоторые не любят выносить “сор из избы”, некоторые и вовсе считают, что отвесить жене, мужу, ребенку или старику-деду пару затрещин – ерунда, дело житейское, а значит, и обсуждать тут нечего.

Очевидно, что декриминализация подобного преступления, то есть выведение из ведомства УК РФ, окончательно развязывает абьюзерам руки. Впрочем, давайте будем честными, даже когда побои в семье классифицировались как уголовное преступление, мало кто из жертв домашнего насилия находил в себе решимость и волю подать заявление в полицию и дойти до суда.

Но теперь, даже если человек собрался с силами и пошел в полицию, написал заявление, агрессор получил штраф или 15 суток, дальше что? Он вернется и продолжить кошмарить семью с утроенной силой. Закон гласит, что если такое правонарушение совершено повторно в течение года, то наступает уголовная ответственность с максимальным наказанием в виде ареста на срок до трех месяцев. До трех месяцев!! Смешно.

«Получается следующая ситуация, что люди наказываются за обстоятельства, не имеющие отношения к правонарушению. Если мать-одиночка даст сыну затрещину, она становится уголовницей. А постороннего дядю накажут административно», — заявил во время обсуждения депутат от «Единой России» Андрей Исаев.

Мы собрали реальные истории насилия в семье. Вдруг Андрей Исаев или его 379 коллег, которые проголосовали “за”, прочитают это и получат хотя бы минимальное представление о том, с чем имеют дело.

Мой папа регулярно поколачивал маму, пока они еще жили вместе и не развелись. Я до сих пор помню картину: мне лет 5, я стою между ними, пытаясь разнять, у мамы заплывает глаз, а у папы все ухо в крови. Я не знаю, почему он это делал, я его совершенно не боялась, потому что он меня на руках носил, но все равно, когда слышу истории о побоях, у меня в глазах темнеет, не могу спокойно воспринимать. Маме некуда было идти, так что она жила с ним, пока не встретила моего отчима.

Елена Мизулина заявила, что побои – “это насилие без насилия”. Насилия без насилия не бывает. Побои всегда происходят с позиции силы, побои – всегда о том, что “я имею над тобой власть, и ты не можешь от меня защититься”. Побои – это всегда унижение.

Сейчас я понимаю, что все зависело от его настроения, но тогда это противоречие просто рушило мне мозг. Кроме того, я не могла понять, почему мама, родная мама, которая чаще всего во время этих наказаний была дома, не делала ни единой попытки меня защитить? Я до сих пор очень сильно на нее за это обижена. Недавно мы подняли эту тему и оказалось, что она про это вообще не помнит. Сказала, что я придумала и что у меня было счастливое нормальное детство. Это оказалось ударом пострашнее.

Вячеслав Володин: “Декриминализация побоев – залог крепкой семьи”. То, что получается, когда над женщиной измывается муж, а ей некуда семьи – нечто действительно крепкое. Как стены тюрьмы. Но это не семья.

У меня был бойфренд с серьезной зависимостью. Мы жили вместе. Работала только я. Он сидел дома и параноил, а когда я возвращалась домой заряжал всякие номера. Считал, что я сплю со своей начальницей и прочий бред. Не спрашивайте сейчас, почему я не собрала манатки и не ушла.

В общем однажды вечером слов ему оказалось мало. Он швырнул в меня кепку и металлической пряжкой рассек мне переносицу. Я метнулась на него муреной, конечно,это было зря. Он вошел в раж и я уже только помню, как ору не своим голосом, валяюсь на собачьем коврике в коридоре, а он бьет меня ногами по спине и в живот. Сосед, почтенный “нтвшник” вызвал милицию. Пришел участковый, поморгал, спросил, буду ли я писать заяву. Я сказала, что нет. А надо было. Все эти годы, думала, что надо было.

Родственник, который поднимает на тебя руку, очень сильно отличается от гопника в подворотне. Он пользуется вашей эмоциональной связью, тем, что тебе нелегко её порвать, тем, что жертва, вероятно, психологически зависима от тирана. Он знает, есть ли тебе куда деваться или можно напомнить, что дом этот – его, а у тебя нет дома, из милости живёшь. Перед ним ты в заведомо более уязвимом положении.

Неправда, что сразу видно, тиран ли мужчина. Мужчина, за которого я вышла замуж, говорил мягким голосом, у него было доброе детское лицо.

Все считали, что у нас крепкая семья, мы отличная пара – он так расхваливал меня знакомым, так трогательно заворачивал в магазин купить мне что-то вкусное. Если бы я рассказала, что время от времени он избивает меня и говорит, что просто было такое настроение (да, даже не пытается выставить меня виноватой), мне бы никто не поверил.

Конечно, мне было некуда идти. Не каждая женщина может так просто взять и найти, куда деться с ребёнком на руках. “К маме” в большинстве семей не прокатывает, мама выгоняет к мужу. Муж знает. Я потом прочитала, с какой радостью и упоением семейные тиранчики в интернете обсуждают, что женщин бить можно и не надо бояться, некуда идти у нас женщинам… А лучше сразу взять сироту. Или с плохими отношениями с родителями. И будет счастье и раздолье. Они все всё отлично понимают. И наслаждаются своей властью.

Вот так прожила несколько лет, сегодня мне принесли любимые конфеты и поставили любимое кино, завтра побили, потому что настроение такое чего-то.

Криминализация побоев в семье действительно как таковая, возможно, мало помогла бы. Но её декриминализация тиранами всех мастей воспринимается как зелёный свет, выданный правительством. А заявления от членов правительства по поводу побоев вообще поражают своей циничностью, это плевок в лицо каждой жертве семейного насилия. И плевок, сделанный сознательно. Возьмёте и утрётесь.

Муж моей подруги о домострое знал только несколько цитат, растиражированных в СМИ. Например, что бить женщину надо, предварительно сняв с неё одежду, чтобы одежду зря не портить. А ещё, вероятно, чтобы женщина не могла вывернуться и убежать, куда она убежит голая?

Читайте также:  Заявление на пени по просрочке

Так что он, во-первых, требовал, чтобы жена спала только без одежды. Во-вторых, бил только ночью, рывком сдёргивая с постели. В-третьих, чтобы она не сообразила, что стоит убежать прочь от такого семейного счастья и чтобы не орала, пока бьют, подождал, пока родится ребёнок.

Она сбежала, когда папаша так среди ночи поднял ребёнка, чтобы выпороть. Что-то наконец перещёлкнуло в голове, страх за ребёнка стал последним толчком к действию, о котором думалось давно. Хорошо, что она смогла целое лето прожить в гараже у знакомых, без туалета и водопровода. Но четырёх месяцев хватило, чтобы пережить страх не вернуться, чтобы найти хоть какую-то работу. Хорошо, что догадалась взять документы во время побега, некоторые забывают. Говорю по опыту других подруг.

Первый удар всегда примерочный. Тиран смотрит, можно ли ему перейти границу. Если можно на шажок, за подарок и раскаяние, которые он рассматривает просто как плату за удовольствие и отдельный вид удовольствия – самолюбование собой – то можно будет и на метр, и на километр. И вероятность, что он остановится на шажке от границы, очень мала.

Мы могли бы собрать пятнадцать таких историй. Или сто. Или тысячу. Это нетрудно, анонимно высказать свою боль соглашаются многие, а пострадавших среди нас – может быть, каждая пятая, может быть, каждая вторая… Если одна из таких историй приходится на тебя, мы хотим сказать тебе – держись. Мы с тобой. И надеемся все однажды быть друг с другом, чтобы противостоять, наконец, этому аду сообща.

источник

  • В какой суд подается иск о моральной компенсации в 15000 рублей за побои?
  • Сколько я могу потребовать у виновного компенсации за побои? По статье 116 ч 2.
  • Как получить компенсацию за моральный вред при побоях? Ограничена ли сумма?
  • Выплата компенсации за отпуск
  • Компенсация за убитого
  • Компенсация за отпуск
  • Компенсация за наем
  • Компенсация за сад

1. В какой суд подается иск о моральной компенсации в 15000 рублей за побои?

1.1. В районный суд. Иски о взыскании морального вреда подаются в районный суд — это его подсудность. В данном случае цена иска не влияние на подсудность.

1.2. Добрый день! Если было вынесено постановление о привлечении к административной ответственности, то Вы можете обратиться в суд общей юрисдикции, а именно в районный суд.

1.3. Здравствуйте! Иск о компенсации морального вреда, если он не связан с основным иском о причигении материального ущерба всегда подается в районный суд.

1.4. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за I квартал 2002 г. (по гражданским делам) (утв. постановлением Президиума Верховного Суда РФ 10 июля 2002 г.)

Вопрос: Подсудны ли мировым судьям дела по искам о компенсации морального вреда?
Ответ: Если требование о компенсации морального вреда производно от имущественного требования, когда это допускается законом (например, по делам о защите прав потребителей), и цена иска не превышает 500 минимальных размеров оплаты труда, то в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 113 ГПК РСФСР такие дела подсудны мировым судьям.
Если требование связано с защитой неимущественных прав (нематериальных благ), дело рассматривается районным судом.

2. Сколько я могу потребовать у виновного компенсации за побои? По статье 116 ч 2.

2.1. Моральный вред взыскивается индивидуально и состоит из физических и нравственных страданий. Насколько Вы сможете обосновать в суде эти страдания? В среднем тысяч 15 могут взыскать.

3. Как получить компенсацию за моральный вред при побоях? Ограничена ли сумма?

3.1. сумму ваших страданий вы вправе определить сами — подавайте иск о компенсации за моральный вред

4. Мы отдыхали с супругом в мытищенском районе на озере, на мужа напал мужчина и начал бить его ногами по лицу и телу, я стала разнимать и тоже получила несколько ударов. Побои сняли в больнице мытищ после сняли в травме по месту прописки в Москве. Что грозит этому человеку и можно ли требовать компенсацию за причененную боль и оплату лекарств?

4.1. Вам надо обратиться с заявлением в полицию о возбуждении уголовного дела по факту причинения побоев и хулиганских действий. Кроме того Вы вправе потребовать компенсации как причиненного вреда здоровью так и компенсации морального ущерба. Главное собирать все чеки на лечение.

4.2. Его действия будут квалифицированы в зависимости от степени тяжести вреда. Если нет переломов, черепно-мозговых травм, то вред здоровью, скорее всего, будет квалифицирован по ст. 115 УК РФ или 116 УК РФ.

Побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные из хулиганских побуждений, а равно по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы,


наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Причем, обращаться Вам в суд надо будет самостоятельно в порядке частного обвинения.

К делам частного обвинения относятся: умышленное причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ), побои (ч. 1 ст. 116 УК РФ), клевета без отягчающих обстоятельств (ч. 1 ст. 129 УК РФ), а также оскорбление (ч. 1 ст. 130 УК РФ), в том числе выраженное публично и в средствах массовой информации (ч. 2 ст. 130 УК РФ). Все перечисленные преступления относятся к преступлениям небольшой тяжести. Уголовные дела в отношении таких преступлений возбуждаются, за некоторым исключением, по заявлению потерпевшего или его законного представителя и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым, которое возможно вплоть до удаления суда в совещательную комнату (ч. 2 ст. 20 УПК РФ).

Заявление по делу частного обвинения подается непосредственно мировому судье в соответствии с правилами территориальной подсудности с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело (ч. 6 ст. 318 УПК РФ). Заявление должно соответствовать установленным законом требованиям и содержать: наименование суда, в который оно подается, описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения, просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству, данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность, данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд, и подпись лица, подавшего заявление (ч. 5 ст. 318 УПК РФ). Часто потерпевший не располагает данными о лице, привлекаемом к уголовной ответственности, тогда мировой судья отказывает в принятии заявления и направляет его руководителю следственного органа или начальнику органа дознания, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление (ч. 1.1 ст. 319, ч. 1 ст. 147 УПК РФ).

Для профессиональной помощи обращайтесь к адвокату в своем городе.

С Уважением, адвокат в г. Москва – Степанов Вадим Игоревич.

4.3. В случае если вы все сделаете правильно и оперативно человеку грозит уголовная ответственность и присуждение компенсации на ваше лечение и компенсацию морального вреда. Для этого нужно оперативно передать его адвокату или отработать самостоятельно, чтобы оперативно вытащить из него до 1 млн рублей в доуголовном порядке (зависит от его материального положения и внутреннего отношеня к уголовной ответственности). Если он на контакт не пойдет то сдать его полиции. Они его сами раскрутят.

4.4. Необходимо подать заявление в полицию.
Порядок привлечения здесь, составленный мною.
Подробнее >>>

4.5. Добрый день. Конечно, Вы вправе в рамках уголовного дела заявить гражданский иск. Главное правильно расписать Ваши страдания, и расходы конечно тоже.

5. Скажите пожалуйста, на какую я могу рассчитывать компенсацию за моральный вред. Статья 6.11
Побои средней тяжести.
Синяк под глазом, царапины на руке, высокое давление. В больницу не обращалась, только в медпункт.
Побои произошли на рабочем месте.. Суд был её признали виновной.

5.1. Определенной суммы законодательством не установлено, размер компенсации морального вреда устанавливается судом индивидуально с учетом обстоятельств дела.

6. Иск о компенсации морального вреда за побои в какой суд подавать? По месту жительства истца? Ответчика? Месту совершения?

6.1. По месту жительства ответчика.

6.2. По месту регистрации ответчика.

7. Прошу помочь, в командировке избили брата, написал заявление в полицию, сняли побои, сейчас лежит в больнице, после больницы должны обратиться к судмедэкспертам для определения тяжести травм, прошу уточнить, что еще необходимо сейчас сделать еще, нужно ли сейчас обращаться в суд для компенсации физического и морального вреда или ждать следствия и возбуждения дела, что в данный момент не упустить, буду очень благодарен за ответ.

7.1. Руслан! Вы описали фрагменты правовой ситуации. Обратитесь к юристу индивидуально очно или по электронной почте. Гадание тут неуместно!

8. Ситуация: Гражданин А нанес побои гражданину Б. На этапе доследственной проверки Б потребовал возмещения расходов понесенных в связи с побоями, и компенсацию морального вреда, так как испытал стресс, опасаясь за жизнь и здоровье. А отказался от возмещения морального вреда, на что Б пояснил, что при возбуждении дела он все-равно добьется возмещения в суде.
Вопрос: не попадают ли данные действия под статью о вымогательстве?

8.1. Нет, согласно ч. 1 ст. 163 УК РФ, вымогательством является требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких. В данном предложении ничего противозаконного нет, напротив, факт компенсации вреда учитывается судом как обстоятельство, смягчающее наказание. Отказываться от выплат имеет смысл только в случае непричастности или принципиального несогласия с суммой.

9. Мой муж потерпевший (закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, перелом носа, перелом верхней челюсти, выбиты зубы, перелом лобных и глазных костей черепа). Сколько может грозить за нанесение таких побоев? Сколько в суде можно просить компенсации морального и материального ущерба.

9.1. Вы не указали квалификацию преступления, а именно часть статьи 111 УК РФ (из Вашего описания причинен тяжкий вред), по которой привлекают виновного. Сумма морального вреда, которую может просить потерпевший, законом не ограничена (можете просить 100 т.р., а можете и 100 млн. рублей). Исходя из сложившейся практики, суд удовлетворит 300-600 т.р. Материальный вред необходимо грамотно аргументировать (чеки об оплате лекарственных препаратов, прохождение реабилитации и т.д).

9.2. Здравствуйте.
В соответствии с «Правилами определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утв. постановлением Правительства РФ от 17.08.2007 N 522, и «Медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека», утв. приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24.04.2008 N 194 н, перечисленные Вами травмы следует квалифицировать как тяжкий вред здоровью, создающий опасность для жизни.
Согласно ст. 111 Уголовного кодекса РФ умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, наказывается лишением свободы на срок до восьми лет. Если эти деяния сопряжены отягчающими обстоятельствами, к примеру, совершены группой ли, срок наказания увеличивается.
Теперь касательно компенсации.
Материальный ущерб может быть выражен в затратах, понесённых потерпевшим в связи с необходимостью лечения. Сохраняйте все чеки на лекарства, медицинское обслуживание и т.п. Добавьте к ним сумму утраченного заработка, которую ваш муж не сможет получить в период реабилитации. Их общую сумму можно запросить в суде.
Касательно материального ущерба чётких критериев оценки не существует. Поставьте ту сумму, в которую вы оцениваете понесённые Вами и потерпевшим моральные страдания. Однако имейте ввиду, что живём мы все-таки в России, а не в США с их заоблачными компенсациями морального вреда.

источник

До середины 2016 г. любые побои – насильственные действия, не причинившие какой-то серьезный урон здоровью, – считались уголовным преступлением. Затем по инициативе Верховного суда из Уголовного кодекса были исключены побои, нанесенные незнакомому человеку. Наказание за насилие в отношении близких, напротив, ужесточилось: за них могли дать реальный срок. Но и эти нормы действовали всего полгода. В феврале 2017 г. любые побои, нанесенные на бытовой почве, перестали быть уголовным преступлением, если совершены впервые. Теперь побои – это административное правонарушение и первый раз не влекут судимости. Но за их совершение предусмотрен штраф до 30 000 руб., либо арест до 15 суток, либо обязательные работы. Каков же реальный итог декриминализации побоев?

Статистика судебного департамента при Верховном суде показывает, что наказывать за побои в России стали чаще, причем в разы. Если в 2015 г. из 59 500 представших перед судом за побои были осуждены почти 16 200 человек, то только за первое полугодие 2017 г. – меньше чем за пять месяцев действий новых правил – наказание за аналогичное правонарушение получили почти 51 700 человек.

Но это не связано с ростом агрессивности граждан. Декриминализация существенно изменила практику работы судебной системы, правоохранительных органов и организаций, отвечающих за профилактику в социальной сфере, что особенно актуально для домашнего насилия.

Побои как преступление были статьей частного обвинения, т. е. до февраля 2017 г. жертва должна была сама написать заявление, собрать доказательства и обратиться с заявлением о возбуждении уголовного дела в суд. Однако обычно жертва, не зная разницы между составами публичного и частного обвинения, обращалась в полицию. Здесь в типовую историю о семейных побоях вступал участковый уполномоченный, основным стимулом которого было раскрыть как можно больше преступлений. Для участкового это была неудобная статья. Жертва часто мирилась с обидчиком еще до подачи заявления в суд, и участковому это в зачет не шло. Он прекрасно понимал, что усилия, потраченные на помощь в сборе доказательств, с точки зрения его ведомственного интереса могли оказаться потраченными впустую, поэтому в самом благоприятном случае участковый лишь учил потерпевшего, как оформить заявление и получить медицинскую справку, уповая на то, что жертва все же дойдет до судьи и преступление зачтется ему как раскрытое. Если дело о семейном насилии брался поддерживать прокурор, то в качестве профилактики он вел его к примирению сторон. На злодее ставилась метка о привлечении к ответственности, но не судимость.

Таким образом, жертве побоев не стоило рассчитывать на действенную защиту с помощью уголовного преследования. В период, когда наказание за домашнее насилие предусматривало лишение свободы, из 25 400 обвиняемых, признанных виновными в нанесении побоев, был изолирован 301 человек.

Сейчас уже можно сказать, что административное наказание за побои оказалось эффективнее уголовного. Почему?

Во-первых, полиция теперь заинтересована принять заявление, ведь количество оформленных административных протоколов – это тоже показатель работы. При этом результативность работы по протоколу в руках у полиции: порядок работы по КоАПу не позволяет жертве забрать заявление. Это мотивирует полицейских способствовать сбору доказательств.

Во-вторых, судьям не надо тратить время на оформление уголовного дела. Теперь их основная задача – лишь рассмотреть составленный полицейскими протокол и проверить факты. Стимула отговорить заявителя нет – ведь теперь отозвать заявление невозможно. При этом возможность «оправдать» в случае оговора осталась: из 72 300 протоколов за побои, рассмотренных судьями в первом полугодии 2017 г., к наказанию привели только 51 700. То есть 28% протоколов были по тем или иным причинам отклонены судьями, в том числе по 4500 случаям (6,2%) было прекращено административное производство. Для сравнения: в 2015 г. оправдательные исходы получили 10 500 человек (17,6%) из 59 500 обвиняемых в побоях.

Читайте также:  Возврат за лечение зубов

В-третьих, судьи чаще стали назначать наказание, связанное с изоляцией. За первое полугодие административному аресту были подвергнуты 4400 человек (8,5% наказанных). Можно предположить, что у участкового теперь стало больше возможностей изолировать обидчика от жертвы, применив меры задержания перед рассмотрением протокола в суде. В итоге жертвы побоев теперь получили больше шансов не остаться с агрессором под одной крышей, как это было раньше, когда побои признавались уголовным преступлением и требовали частного обвинения.

В-четвертых, декриминализация побоев облегчила труд социальных работников и психологов. Когда нанесение побоев было уголовно наказуемым, они далеко не всегда регистрировали и заносили в личное дело случаи применения насилия в отношении детей. Большой риск привлечения к уголовной ответственности родителей ухудшал шансы на конструктивную психологическую работу, был несоразмерным негативным последствиям для семьи. После перевода побоев в разряд административных правонарушений мотивация социальных служб к взаимодействию с полицией и органами опеки повысилась.

Все это объясняет кажущийся парадокс: декриминализация побоев ведет к росту социального контроля, а не к его ослаблению. В итоге правоохранительные органы и суды получили больше стимулов преследовать за побои, включая домашнее насилие. Жертвы и социальные работники имеют меньше стимулов скрывать факты насилия, поскольку они не несут теперь рисков, связанных с записями о судимости в истории семьи, и больше возможностей временно избавиться от обидчика.

источник

  • Поддерживаю
  • Не согласен с высказываемыми ею целями
  • Не нравится личность Греты Тунберг
  • Осуждаю использование детей в общественно-политическом активизме

Предложение Верховного суда РФ декриминализировать (то есть вывести из Уголовного кодекса, сделать административными правонарушениями) некоторые «нетяжелые» преступления вызвало в обществе широкое обсуждение и разнообразные толки. Больше всего внимания и возражений привлекает, пожалуй, декриминализация статьи 116 УК РФ – «Побои».

«Посадить драчуна в тюрьму сейчас практически невозможно»

«Что же это будет, если побои перестанут быть преступлением? – спрашивают люди. – Выходит, на мужа, избивающего жену или детей, на дебошира, который держит в страхе соседей, просто на наглого хулигана с пудовыми кулаками не будет уже никакой управы?»

Но практикующие юристы говорят другое. Как ни парадоксально это звучит, но, если вычеркнуть побои из списка преступлений, наказание за них станет и серьезнее, и эффективнее. Как такое может быть? Чтобы ответить на этот вопрос, разберемся, как закон борется с побоями сейчас.

Побои – это нанесение ударов, причинивших физическую боль, возможно, оставивших синяки или ссадины, но не повлекших за собой серьезных телесных повреждений или расстройства трудоспособности. Если тебя побили – это не смертельно, но, чего уж там, крайне неприятно.

А систематические побои, как при домашнем насилии – настоящее серьезное зло: они превращают жизнь жертвы в пытку. Жертвы – жена, дети, престарелые родители – живут в страхе и унижении, в постоянном ожидании новой боли.

И нередки случаи, когда, не встречая себе отпора, домашний насильник «теряет берега» и переходит к зверствам, от которых стынет кровь, когда мы читаем о них в криминальной хронике, как, например, о недавнем диком преступлении в Нижнем Новгороде, где отец семейства зарубил топором шестерых детей, беременную жену и старуху-мать.

«На то, что муж бьет, жаловаться бесполезно – пока не убьет, ничего с ним не сделаешь» – гласит житейский опыт. Так и есть: и виноваты в этом не столько халатность или равнодушие полицейских или какие-нибудь там «особенности менталитета», сколько дыра в законодательстве. Что за дыра – сейчас увидим.

Посадить драчуна в тюрьму сейчас практически невозможно. Статья 116, ч. 1 не предполагает лишения свободы. Наказание за побои – это условный срок или небольшой штраф.

Однако это именно уголовная статья. А это по определению означает долгое расследование и массу бумажной работы. От самого избиения до суда может пройти полгода и больше.

Драчун ходит на допросы, проходит через очные ставки с тем, кого побил, с ним проводят какие-то малопонятные процедуры, ему назначают государственного адвоката, наконец несколько месяцев спустя торжественно ведут в суд.

Он ждет какого-то серьезного возмездия – и когда вместо этого слышит, что его признали виновным и приговорили к штрафу в пять тысяч рублей, из уст его вырывается: «Как, и все?!» Это выглядит как индульгенция: иди, мол, и греши дальше.

Далее, уголовные дела по статьям небольшой тяжести (к которым относятся и побои) – дела частного обвинения. Это означает, что, например, избитая жена должна сначала сама подать в суд на тирана-мужа, а затем сама собрать против него доказательства.

Поскольку побои – статья небольшой тяжести, то задержать человека за побои полиция не может. Точнее, может, если он дрался в общественном месте: это нарушение общественного порядка, составляющее административную статью. А если бил жену или детей за закрытыми дверями?

Сейчас это устроено так. Наряд полиции приезжает по вызову на домашний адрес. Перед ними предстает плачущая женщина со свежим синяком под глазом, перепуганные дети, и тут же – громила, который явно не раскаивается и не прочь продолжить.

Полицейские не вправе его задержать и увезти с собой. Они должны сказать: «Как, вы побили жену? Ай-яй-яй, это очень плохо. Гражданочка, вы имеете право подать на него в суд. До свиданья». И уехать. Таков закон.

Известно, что женщины редко жалуются на домашнее насилие, и даже если подают заявление на сожителя-драчуна, чаще всего на следующий день или несколько дней спустя его забирают.

По этому поводу можно услышать немало разговоров о странной женской логике, патриархальных нравах, не позволяющих выносить сор из избы, о том, что, мол, никакого домашнего насилия не бывает, это просто способ давления на мужчин, а если и бывает, то этим глупым курицам самим нравится, когда их бьют… и так далее.

На самом деле все проще. Женщина забирает заявление, когда в полиции или в суде ей объясняют, что ждет ее дальше:

– Чтобы довести дело до суда, она должна сама этим заниматься, сама собирать доказательства и вообще активно противостоять своему обидчику (хотя само то, что он ее бьет, как бы намекает нам, что с активным противостоянием есть сложности).

– Ее обидчик не сядет в тюрьму и вообще никуда от нее не денется. В принципе. Ни до суда, ни после.

– Никакого серьезного наказания, которое бы заставило его задуматься и изменить свое поведение, он не получит.

– Зато у него появится веская причина считать ее своим врагом и лупить уже гораздо сильнее.

Теперь предположим, что из категории «уголовщины» побои перешли в категорию административных правонарушений. Что изменилось?

– Возбуждать административные дела и представлять их в суде – задача государства. Активное участие потерпевшего для этого не обязательно.

– Человека, совершившего административное правонарушение, можно (и нужно) задержать. Громила из нашего примера отправится ночевать в «обезьянник», а избитые жена и дети избавятся от непосредственной угрозы, смогут вздохнуть свободно и подумать, что делать дальше.

– Производство по административному делу идет быстро. Никаких полугодовых расследований, никакой волокиты.

– Наконец, максимальное наказание по административному делу – 15 суток ареста.

Это, конечно, тюрьма-лайт, но все же именно тюрьма. Арест вырывает человека из обыденной жизни, лишает привычных развлечений и отвлечений.

Это не условный срок (который часто вообще не воспринимается как наказание) и не копеечный штраф – это серьезное потрясение, которое, возможно, заставит человека задуматься и что-то в своей жизни пересмотреть. А жертве домашнего насилия это даст время успокоиться, все взвесить и обдумать, как дальше с ним жить и стоит ли с ним дальше жить вообще.

Есть и еще одна распространенная ситуация, в которой декриминализация побоев пойдет только на пользу. Это ситуация драки.

Что такое драка – на бытовом уровне ясно любому. Каждый из нас, наверное, хоть раз в жизни был если не участником, то свидетелем. Но, если взглянуть на драку сквозь очки нынешнего Уголовного кодекса – это простое, «естественное», чрезвычайно распространенное правонарушение превращается в какой-то кафкианский абсурд. Двое (или больше) людей одновременно наносят друг другу побои – выходят, они оба сразу и преступники, и потерпевшие!

Но так не бывает, и на практике потерпевшим становится тот, кто первым добежит до полиции и подаст заявление. А преступником – соответственно, не тот, кто первый начал, и даже не тот, кто больнее бил, а тот, кто не захотел «махать кулаками после драки» и доносить на своего противника.

Если же драка станет административным правонарушением, то эти «кафкианские» последствия исчезнут, и наказание станет простым и сообразным со здравым смыслом. Кулаками махали оба – значит, оба и виноваты, и обоим без лишних проволочек платить штраф или день-другой отсидеть под арестом. А потом возвращаться к нормальной жизни.

Что же до правоохранительных и судебных органов, то декриминализация побоев, как и других «мелких» преступлений, пойдет на пользу и им. Сбросив с себя гору возни, «выхлоп» от которой заведомо ничтожен и неэффективен, они освободят себе время и силы для полезной работы.

В том числе – для профилактики действительно опасных ситуаций, подобных тем, что зрела на протяжении нескольких лет и наконец завершилась трагедией в Нижнем Новгороде.

Автор благодарит юриста Правозащитного центра РОД Матвея Цзена за помощь в подготовке статьи.

источник

Подвергшись насилию с причинением боли, ударов, оставляющих на теле следы, пострадавшие не всегда знают, как им поступать, как снять побои и зачем это нужно, в какие сроки следует обращаться за фиксированием последствий избиения.

В статье мы рассмотрим, что значит снять побои, нужно ли и зачем это делать а также мнения юристов, какие повреждения можно снять и нужно ли и как учитывать степень тяжести.

Особенно страшно, когда избиению, издевательствам подвергаются дети или женщины. Снятие побоев заключается в получении подтверждающего документа о факте действий, причинивших боль, и о тяжести для здоровья лица, подвергнувшегося битью.

Скрывать насилие – значит, позволить рукоприкладству продолжаться. Снимать побои нужно, чтобы прекратить насилие, даже если это в семье, и наказать жестокого человека или людей.

Обращение в правоохранительные органы должно быть подкреплено документальными доказательствами применения силы с целью причинить боль.

Юридически действия любых лиц, причиняющие боль, по самым различным мотивам и побуждениям, являются уголовно наказуемым преступлением против жизни и здоровья (ст. 116 УК РФ).

Даже если последствия не столь тяжелы и составляют примерно 5% от общей трудоспособности, то все равно УК РФ в ст. 115 гласит об уголовном подтексте таких действий, подлежащих наказанию.

Важно знать, что по поводу побоев правоохранительными органами дело не может быть открыто: инициатива должна исходить от потерпевшего.

Можно зафиксировать причинение боли с наличием любых следов, только степень тяжести нанесенных повреждений будет различной.

Процедура снятия побоев включает не только визуальный осмотр, но и такие виды исследований:

  • инструментальный;
  • рентгенологический;
  • лабораторный;
  • УЗИ и пр.

Прежде чем установить точный диагноз, мед. специалист обязан уточнить и зафиксировать такие сведения:

  1. количество повреждений;
  2. характер повреждений – порезы, проколы, раны, переломы, ссадины, синяки и пр.;
  3. анатомические особенности повреждений – сквозная рана, касательная, колотая или иная, и пр., а также на каком месте локализовано повреждение, его параметры по размерам и т.п.

Это можно сделать только в мед. учреждении, куда потерпевший обратится за мед. помощью – травмпункт, больница, где окажут помощь и даже дадут бумагу об этом, но юридически весомый документ выдается только в результате судмедэкспетризы (при открытии уголовного дела). Если ее не было, читайте нашу статью – как снять побои без заявления в полицию?

И, конечно, если вы решили забрать заявление – нужно придерживаться этой инструкции.

Насколько эти повреждения опасны для жизни человека, подвергнувшегося физическому насилию.

Результаты проведения снятия побоев и степень тяжести фиксируются в медицинской справке о побоях. Это официальный документ, на основании которого будет открыто судебное дело.

Зафиксировать побои имеет право к любой частный или государственный эксперт, имеющий на это разрешительные документы и должную квалификацию, в противном случае акт не будет принять во внимание полицией и судом.

Если возник вопрос, как доказать побои, то не стоит долго раздумывать и обратиться в ближайшее судебное экспертное бюро, где прием заявок доступен 24 часа в сутки ежедневно, включая выходные дни.

В частных экспертных бюро снятие побоев обойдется в сумму от 3-х до 8-ми тыс. руб., при необходимости проведения анализов, УЗИ и пр. придется оплатить их отдельно. Если экспертиза проводится по направлению представителей правоохранительных органов в государственном судебном экспертном учреждении, то это будет гос. услуга, которая оказывается бесплатно.

В каких случаях ответственность будет только административная или будет назначен штраф?

Причинение физической боли терпеть не стоит ни в коем случае, это можно доказать, если своевременно пройти процедуру снятия побоев. Высококвалифицированный специалист, имеющий законное право выдавать юридически значимые документы, зафиксирует побои и их тяжесть, что позволить призвать к ответу жестокого обидчика.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

В реальной жизни процедура снятия побоев выглядит следующим образом. После нанесения телесных повреждений необходимо сразу обратиться в любое медицинское учреждение (это может быть даже скорая медицинская помощь). Факт травм криминального характера в обязательном порядке сотрудники мед. учреждения передают в правоохранительные органы, для регистрации. После чего сотрудник полиции проводящий проверку по зарегистрированному материалу, обязан выписать потерпевшему направление для прохождения судебно-медицинского исследования. Потерпевший с данным направлением и паспортом гражданина РФ, приходит в отделение бюро судебно-медицинской экспертизы. После внешнего осмотра потерпевший как правило, направляется для прохождения врачей специалистов, для более полного обследования и более точного заключения эксперта. После прохождения осмотра врачей. Вся документация собирается у эксперта, который опираясь на произведенный осмотр, заключения врачей специалистов и описанной фабулы факта получения телесных повреждений (когда, как и при каких обстоятельствах), делает заключение о наличии вреда здоровью и его тяжести.

Меня избил зять. В этот же день я не смогла обратиться снять побои. На следующий день обратилась в судмедэкспертизу самостоятельно за плату, участковый отказал мне в возбуждении дела. Там сфотографировали в цвете все мой синяки и шишки. На суде фотографии выглядели красочно и убедительно.

Вы вправе обжаловать отказ уполномоченного сотрудника, обратившись либо к вышестоящему руководству, а лучше к прокурору. Будет проведена проверка оснований отказа. Это в том случае, если обращение Ваше к участковому было подано должным образом, а не просто поговорили и разошлись.

Работаю в этой сфере и могу сказать, что сейчас все чаще граждане (особенно женского пола) предпочитают проводить судебно-медицинскую экспертизу побоев в домашних условиях. Зачастую это делается, если потерпевший по разным причинам не может приехать в медицинское учреждение. Эксперт просто приезжает на дом. Сбор биологического материала тоже проводит в домашних условиях.

Слава Богу мне никогда еще не доводилось быть в такой ситуации. А вот сестре «повезло». После болезненного развода с мужем (она была инициатором), он ей угрожал, а потом и вовсе пришел к ней на работу и начал ее душить прямо в кабинете. Она сразу же обратилась в травм-пункт, там зафиксировали побои, дали справку и передали оттуда информацию участковому, который провел с ее мужем первую предупредительную беседу. Заявление сестра писать не стала, разговор подействовал. А ведь каждый день тысячи женщин в нашей стране терпят побои — из-за любви, детей жалко и много других причин. а кому будут нужны дети, если это будет последний удар в вашей жизни…?

источник